Politicon С 9 мая, c Днём Победы! Кровавый госпереворот и гражданская война в Украине 23 февраля! Харьков, площадь, Ленин, защита города от бандеровских банд
Приветствуем Вас, Гость 54.162.184.185 24.05.2017, 21:40 · PDA Новые сообщения · Подписки · Участники · Правила · новости украина россия новороссия белорусь politicon

Форум Politicon Новости Украина Россия Новороссия Белорусь

Страница 1 из 512345»
Форум Politicon Новости Украина Россия Новороссия Беларусь » Кровавый государственный переворот и гражданская война в Украине » Преступления фашистского режима киевской хунты » Скрываемые данные о потерях в рядах ВС Украины
Скрываемые данные о потерях в рядах ВС Украины
nejДата: Суббота, 31.05.2014, 10:01 | Сообщение # 1
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует


sub_fan вСкрываемые данные о потерях в рядах ВС Украины

artofwar.ru
=============
Слито за круглую сумму из МО Украины .


Количественный состав погибших, умерших в госпиталях, больницах и пропавших без вести по областям Украины. Готовились к рассылке повесток. На СНБО решено не публиковать и не сообщать родственникам, так как число дезертиров трудно учитывается из-за утаивания цифр командирами частей.

По областям: Луцк (обл.)- 19; Львов - 53 ; Ужгород -36 ; Черновцы -58; Тернополь - 94 :Ровно - 76 ; Хмельницкий -122 ; Житомир - 39 ; Винница - 81 ; Киев - 141; Чернигов - 66; Сумы - 44 ; Полтава - 52; Черкассы- 90: Харьков -38; Кировоград - -61; Днепропетровск - 89 ;Николаев - 34 ; Одесса -117 ;Херсон - 22 : Запорожье -91. Итого - 1423 человека. Луганск и Донецк не приводятся. Решено не учитывать.

По данным Харьковского городского морга, за период боевых действий кремировано 604 трупа. Данные на 27.05.2014г. на сегодняшний день намного больше.
________________________________________
________________
Источник - Москаленко Леонид Григорьевич (leon_nid@rambler.ru). Информация с сайта artofwar.ru - см. ссылку в самом начале поста. Источник утверждает, что информация точная, получена в Киеве из первых рук. Но в списках не разделены 200-е и дезертиры/пропавшие без вести. Никто этим и не заморачивается в МО, поэтому точнее пока не найти. Им похрену все.


С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Воскресенье, 01.06.2014, 08:37 | Сообщение # 2
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует
Миф о «небесной сотне»


Как бы ни пытался мятежный режим Турчинова скрывать количество погибших за время его кровавого правления, оно весьма велико. В результате террористической операции против своего народа укро-армии, «Правого сектора», других бандформирований прозападных олигархов на Юго-Востоке Украины погибли уже даже не сотни людей. Счет уже идет на тысячи. Да и без этой операции погромщики из евромайдана сожгли, застрелили, искалечили немало своих политических противников да и просто прохожих в Одессе, Киеве, Днепропетровске, Харькове, многих других городах.

Дико вспоминать, но гражданская война на Украине была раздута с помощью мифа об «ужасах» разгона «Беркутом» несчастных «онижедетей» в ноябре 2013 г. Хотя милиция имела на это полное право, и в обожаемой либералами Европе людей, незаконно занявших главную площадь столицы, разогнали бы сразу же, и куда более жестоко. Довоенная Украина была настолько мирной, что была шокирована этой нелепой сказкой прозападных политтехнологов.

Причем сейчас в кругах политиков, журналистов, политологов все знают, что разгон евромайдана был инспирирован Кличко и Яценюком с помощью своего подельника Левочкина, занимавшего тогда пост главы администрации президента. Существует даже видеоSaveFrom.net, на котором видно, как рачительный Яценюк вывозит с майдана дорогую аппаратуру перед разгоном. Битые студентики – вещь нужная для оранжевых политиканов, битые компьютеры и звукоусилители – нет.
А вторым по значимости мифом, который помог киевским самозванцам укрепить свою власть, была так называемая «небесная сотня». Тут можно вспомнить еще один общеизвестный факт о том, что даже западные кураторы евромайдана считают: несчастных обманутых и/или проплаченных дурачков убили сами лидеры тогдашней оппозиции.

5 марта 2014 года была предана огласке запись прослушивания телефонного разговора верховного представителя Европейского Союза по иностранным делам Кэтрин Эштон и министра иностранных дел Эстонии Урмаса Паэта. Разговор состоялся 26 февраля после визита Паэта на Украину. В телефонной беседе с Кэтрин Эштон Урмас Паэт сообщил, ссылаясь на евромайданного главврача Ольгу Богомолец, что «согласно всем имеющимся уликам» те милиционеры и демонстранты, что стали жертвами снайперского огня застрелены одними и теми же снайперами: «Стремительно растёт понимание того, что за этими снайперами стоял не Янукович, а кто-то из новой коалиции».

Явно недаром потом мятежный пастор Турчинов назначил главой своей администрации депутата Пашинского из тимошенковской «Батькивщины», который был пойман на том, что возил винтовки снайперам. За услуги надо рассчитываться, или деньгами, или постами…

Короче говоря, как было сказано известным героем из романа Достоевского: «Вы и убили-с»… А теперь снова, как и при заказанном ими разгоне евромайдана, вожди мятежников проливают крокодильи слезы над трупами «заказанных» ими несчастных укро-националистов… И уже от имени «Небесной сотни» свою террористическую операцию против народа Украины на Юго-Востоке.

Между тем, пиар-операция по «сотне» представляет собой чудовищное и циничное вранье прозападных политтехнологов. Квинтэссенция данного вранья изложена в ультралиберальной «Википедии».

Процитируем соответствующую статью на этом сайте: «Представлен список погибших во время акций протеста на Украине в декабре 2013 – феврале 2014 года. В данный список входят люди, которые имели непосредственное отношение к акции Евромайдана».

Украинская википедия еще категоричнее: «Небе́сна со́тня – загиблі учасники акцій протесту в Україні у грудні 2013 – лютому 2014 року. Це мирні протестувальники, які мали безпосередній стосунок до ідеї та акції Майдану».

Но в этом списке во-первых, указаны, зачастую, вовсе не «мирные протестующие», а террористы евромайдана, которые были убиты при нападении на, действительно, мирних граждан и милицию с оружием в руках. А во-вторых, націонал-либералы пошли на неслыханную наглость, записав в список тех, кто не только не имел отношения к акциям евромайдана, но и сопротивлялся им, и был за это убит погромщиками евромайдана.

Например, в список «Небесной сотни» вошел Захаров Владимир Константинович – ІТ-специалист, работавший в штабе Партии регионов по улице Липской, 10. «Википедия» лживо сообщает, что он погиб при пожаре. Однако точно известно, что на самом деле его забили насмерть озверевшие фанатики «европейского выбора» Украины. Это произошло при штурме партийного офиса, на который бесноватую толпу сподвигла имеющая официальную справку о наличии шизофрении бандеровская пиарщица Татьяна Черновол, вскоре после этого получившая от пастора Турчинова министерский пост за свои заслуги. В тот момент в штабе находились почти что одни женщины, и храбрый Владимир Константинович сам, без оружия, вышел к беснующейся толпе, чтобы уговорить ее пропустить ни в чем не повинных женщин. Вооруженные битами и огнестрельным оружием евромайдановцы тут же забили его насмерть.

Но если бы даже допустить, что это действительно произошло при пожаре, то и пожар же устроили террористы евромайдана, которые по своему обычаю подожгли его «коктейлями Молотова». Так что как ни крути, убили В. Захарова именно террористы с евромайдана.

Офис «Народного Собора» Украины в то время находился неподалеку от офиса ПР, и я сам был свидетелем прохождения террористических отрядов, обвешанных оружием, свастиками, в щитах и бронежилетах, на Липскую, 10. Они истошно вопили свое обычное: «Москалей на ножи, коммуняку – на гилляку» и тому подобные «цивилизованные лозунги». А потом «честные» журналисты-грантоеды в очередной раз написали, что фашизма на Украине якобы нет…

Судя по всему, организаторы евромайданной бойни хотели, во-первых, искусственно увеличить список погибших, дабы показать несуществующую «жестокость правящего режима», который был виновен разве что в недостатке воли и жесткости, в том, что сразу не раздавил вооруженный мятеж, как это делается в Европе. Во-вторых, они хотели замять громкий скандал – громкое и открытое убийство невинного человека, внеся его в «почетный» список, и задобрив родственников подачками.

Захаров «пал за други своя», и он достоин увековечивания его памяти. Но, уж, конечно, не такого. Вполне вероятно, что кто-то из его убийц находится рядом с ним в этом списке бунтовщиков и погромщиков, а также там те, кто его убийц морально поддерживал. Ведь, как уже говорилось, в список попали активные участники бандформирований «самообороны евромайдана» и «Правого сектора».

Например, вот что указано в украинской «Википедии» и в других пробандеровских СМИ о еще одном погибшем из «сотни»: «Мазур Артем, 26 лет, из Хмельницкого. Активист Евромайдана, взводный 9-той четы 15-й сотни Самообороны Майдана…Его смертельно ранили гранатой 18 февраля в столкновениях в Мариинском парке. Кроме того, как рассказали очевидцы, его зверски избили, проломили череп. В акциях протеста Майдана участвовал два месяца. Родственники планировали перевезти Артема на лечение за границу, однако 3 марта, не приходя в сознание, парень умер. Отпели Артема в Михайловском Златоверхом соборе…».

То есть, он не просто участвовал в незаконном бандформировании, но и был там одним из командиров. А «зверски побили» его за учиненный его бандой 18 февраля штурм правительственного квартала. Милиция и участники находившегося рядом антимайдана пытались оказывать сопротивление тысячам обезумевших погромщиков, но безуспешно. Евромайданные террористы были вооружены огнестрельным оружием, битами, арматурой. А милиция, не говоря уже об участниках антимайдана, стояла без оружия по приказу Януковича. Конечно, жаль этого несчастного молодого человека, погибшего за то, чтобы к власти пришел архивор олигарх Порошенко, который удачно вытер ноги об «идеалы майдана» еще в 2005 году, а теперь сделал это снова. Однако Мазур сам выбрал свою судьбу, погибнув в момент совершения преступления в составе вооруженной банды. По церковным канонам убитых во время разбоя преступников запрещено отпевать.

Закономерно, что его «отпели» в «Михайловском монастыре» раскольников анафемы Денисенко.

Также в составе «Небесной сотни» много наемников из разных стран, которые получали деньги от западных правительств – истинных хозяев майдана: «Кипиани Давид (33 года, Грузия). Приехал в Киев чуть больше года назад. Вместе с соратниками грузинской организации «Свободная зона» принимал участие в Евромайдане. Вечером 20 февраля получил два огнестрельных ранения на баррикаде возле ЦУМа. Обе пули угодили в бронежилет, но довезти Давида в больницу медики не смогли, его сердце не выдержало удара пуль и остановилось в карете скорой помощи. У Давида остались жена и годовалая дочь».

Заметим, что «Свободная зона» – это грантоедская организация, которая продвигает интересы НАТО в Грузии и других странах. Несчастный Кипиани выполнял заказы русофобских и антиправославных государств по свержению законной власти на Украине и раздуванию там гражданской войны, был в незаконных бандформированиях, за что и поплатился. Причем, скорее всего, получил пулю от «своих» же кураторов, которым нужны были свежие трупы для «сакральной жертвы». Жаль, конечно, его и его малолетнюю дочь, но он сам выбрал свою судьбу.

Или Жизневский Михаил Михайлович: «Погиб 22 января 2014 во время штурма на улице Грушевского. Получил сквозное ранение в сердце пулей из спецоружия «Форт-500»». В этот день участники бандформирований жгли милиционеров, по приказу Януковича стоявших без сопротивления, жгли живьем с помощью «коктейлей Молотова». За это некоторые наемники поплатились жизнью – и совсем не факт, что от милиционеров, хотя те имели полное законное право применить оружие.

Евромайдан кишел иностранными «щирыми украми», которые, не имея нашего гражданства, не зная нашей культуры и языка за деньги западных правительств определяли «европейский выбор украинского народа». Теперь семьи этих погибших получат деньги от … украинского государства, которое они помогли развалить, точнее – от его остатков…

Также в «Небесную сотню», дабы увеличить список погибших, записаны просто случайные люди, якобы «убитые титушками».

Например: «Наумов Владимир Григорьевич. Тело обнаружили 18 февраля, утром, на Трухановом острове. Погибший имел платок Самообороны Майдана на шее. Милицейская версия смерти активиста — «самоубийство». В МВД считают, что мужчина прыгнул с пешеходного моста».

Как известно, на майдане пичкали людей наркотиками. Недавно «и.о. киевского мэра» В.Бондаренко сам признался в своем интервью, что в захваченной мятежниками администрации Киева находился цех по производству наркотиков. Понятно, что среди наркоманов процент самоубийств очень высок. Да и те, кто наркотиков не употреблял, были там в состоянии «качелей»: то безумной эйфории, раздуваемой со сцены, то в депрессии от ожидаемого «решающего штурма майдана», которого так и не последовало. Но почему этих лиц с неустойчивой психикой записали в «герои»? Разве самоубийцы – это пример для подражания?

Впрочем, украинское "недогосударство" – это действительно несостоявшееся государство-самоубийца. По государству и герои, «по мощам – и елей»…

Короче говоря, как обычно бывает в период революций, список «жертв кровавой деспотии» искусственно надули преступниками, самоубийцами, случайными лицами. Как во время «великой» французской революции «жертвами королевской деспотии» объявили сидельцев из Бастилии, коих было аж … 5, причем один из них был … маркиз Де Сад. Или как в 17 году, в котором «царскому режиму» припомнили «кровавое воскресенье» – расстрел сотни рабочих, к которому царь не имел никакого отношения, ибо просто отсутствовал в то время в Петербурге. Зато имели отношение организаторы, боевики которых начали стрелять в солдат из-за спин демонстрантов и нарочно вызвали их ответный огонь. Причем революционеры загадочным образом «успели» отпечатать листовки, в которых обвинили во всем «царский режим», и раздавали их уже через пару часов после расстрела.

Но потом уже и на сотни тысяч жертв, замученных в подвалах ЧК, внимания никто не обращал…

Все революции похожи тем, что осуществляются путем провокаций. И всегда направлены против Церкви, против «малой церкви» - института семьи, против России, которая их защищает.

Но сейчас мы наблюдаем особенный цинизм. Во имя некрофильского культа «Небесной сотни», куда политтехнологи цинично записали и собственных жертв, осуществляется реальная бойня на Юго-Востоке Украины, в которой погибла уже не одна сотня, и даже не одна тысяча людей.

Православная контрреволюция – единственная сила, которая сейчас противостоит бандеровскому террору, замешанному на некрофильском культе «Небесной сотни».

Игорь Друзь,председатель «Народного Собора» Украины




С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Воскресенье, 01.06.2014, 08:45 | Сообщение # 3
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует

Трезубцы небесной тысячи

Трезубцы небесной тысячи

В четверг под Славянском был сбит вертолет Ми-8, на борту которого было, по разным данным, от 10 до 14 военных. Сразу после ЧП сообщили, что погибли все до единого. Но позже оказалось, что удалось выжить одному из украинских военных. В подбитом вертолете погиб и  генерал Нацгвардии 51-летний Сергей Кульчицкий, который уже больше месяца находился на востоке. «Он не был кабинетным офицером, всегда со своими ребятами в поле. В Донецкую область поехал вместе с 1-м резервным батальоном. Ранее он непосредственно отвечал за их подготовку и сборы на АТО, — рассказали в пресс-службе Нацгвардии. — Его смена на востоке заканчивалась, и уже в пятницу он должен был вернуться в Киев. Но не суждено...» Его коллеги говорят, что он был боевым. Закончил Уссурийское суворовское училище, затем Мурманское училище (морской пехотинец). Глава МВД Арсен Аваков у себя на страничке в соцсети написал, что его солдаты из резервного батальона Нацгвардии аплодировали генералу. «Я тогда просто обомлел и порадовался. Майдановцы хлопали генералу МВД!» — написал Аваков.

По словам одного из сотруднико СБУ, охотились именно на Кульчицкого, Кульчицкий был опасным соперником, он жестко давал отпор, невзирая на приказы его руководства осторожничать.

В марте на Украине власти сформировали Национальную гвардию, в которой к военным решили присоединить и боевые группы Майдана.  Корреспондент «РР» побывала на первой тренировке «Самообороны» на военной базе и  встретилась с очень высокопоставленным украинским офицером, который говорил о готовности к войне и терактам. Тогда он просил не спрашивать как его зовут и кем он командует, называть его просто - офицер.

Сейчас мы опубликуем это интервью уже назвав нашего собеседника генерала Нацгвардии Сергея Кульчицкого.

 

Андрей, комендант сотен «Самообороны», поднимается на второй этаж поликлиники. В полутемном коридоре ему навстречу попадаются люди в камуфляже и люди в белых халатах.

— У хирурга все были? — выглядывает из кабинета мужчина в халате.

— Да, — отвечает Андрей, сверившись с листком бумаги, который держит перед собой.

Он останавливается там, где от стены отходит полукруглый низкий бортик, засыпанный мелкой галькой. У окна сгрудились мужчины, на рукавах их камуфляжных курток написано «12-я львовская сотня». На бортиках сидят еще несколько человек. Над ними возвышается сотник, шея которого обернута желтым шарфом с тонкими голубыми надписями «Майдан». Он стоит, сцепив руки за спиной и широко расставив ноги. Между его высокими ботинками на высокой шнуровке поблескивает металлическая пластина, прошитая гвоздями, которая прибивает ковровую дорожку к паркетному полу.

— Это медучреждение, — сообщает Андрей. — А мы расположены сейчас на базе, которая раньше подчинялась внутренним войскам. Там все эти спецподразделения — «Барс», «Ягуар». Они переведены в состав Национальной гвардии. Три дня назад о ней был принят закон. А мы — «Самооборона» — теперь резерв Национальной гвардии и тренируемся на базе «Барса». Вы сейчас, можно сказать, в самом пульсе, — ударяет он последний слог, — этого события. А вот они резервисты, — он показывает на мужчин, сидящих на бортике.

Среди них один, лет пятидесяти, с костистым лицом, сидит, закинув ногу на ногу. Второй лысеющий, плотный, лет сорока пяти. Рядом с ним, касаясь бока локтем, похожий на него румяный парень с серыми глазами, его куртка схвачена на поясе белым ремнем. С краю еще двое, одинаково худые и невысокие. У одного по голове проходят две выбритые полоски, такие же длинные заживающие шрамы на щеке.

— Россия уже завоевала пол-Украины, — говорит он. — Перешла все границы. Я лично поломаю ногу каждого москаля, который ступит на нашу землю.

— Ром, ты поясняй, — обращается к нему, двинув локтем, другой, в растянутом камуфляжном свитере.

— Виталь, я же с Луганска, — отвечает Рома. — Я у вас один такой, талисман. Мне оттуда звонили ночью: ребята уже вооружились и даже не хотят ждать первого удара. Люди как? Они из подвала вылезут, стрельнут и залезут обратно. Это же партизанская война. Какого хрена Россия полезла? — обращается он ко мне. — Мы встали против чего? Против того, что нам надоело жить бедно. Я трое суток добирался из Луганска на поезде. У меня пуля в плече.

— Чем ты раньше занимался, до самообороны? — спрашиваю я.

— Я жил в селе, у меня там полгектара земли, я его обрабатывал. С этого и живу. Сажаю картошку, морковку, буряк, петрушку, лук, даже пшеницу сею. Потом картошку складываю в погреб. Конечно же, продаю немного знакомым. А так я ее и жарю, и супчики готовлю, и деруны. У меня брат младший — он жареную картошку хоть три раза в день есть будет! У нас родителей нет, мы сами всю жизнь живем. А на обед готовлю в основном супчик.

— С мясом?

— Ну нет, конечно же. Вообще-то я покупаю куриные крылышки и закидываю в морозилку.

— Россия с Китаем давно друг другу в спину дышат, — говорит Рома. — Самый лучший спецназ у Китая. Если Россия передвинет большую часть войск сюда, Китай пешим ходом ее затопчет. А Путин останется у разбитого корыта. Смотрите, американский крейсер подошел, — перечисляет он, — Турция сказала, что мусульманских братьев не даст в обиду, плюс Польша уже подтянула войска к границе.

— То есть на свои силы вы не рассчитываете? — уточняю я.

— На нашей стороне мир, — отвечают мне сразу несколько голосов. — Мы защищаем свою родину, а они нападают. Значит, у нас дух сильней. А мы рассчитываем только на свои силы — что я ему спину прикрою, а он мне! Мы пойдем москалей голыми руками душить!

— Балаган прекратить! — командует сотник. Все стихают. — У меня в России масса родственников живет. Но если придется воевать… У меня четверо детей, я обязан буду их защитить. — Сказав это, он уходит широкими шагами по ковровой дорожке.

— А я обязан защитить младшего брата и дедушку, — говорит Виталь, и кадык двигается на его тощей шее.

— А что для вас война? — допытываюсь я.

— Кровь, смерть, разбитые семьи, плачущие люди, — отвечает Рома, дергая за веревочку ламинированный бейдж «Стоп, Россия».

— Ну, это ты совсем, — останавливает его Виталь. — Вообще-то я скажу, что война — это, конечно же, деньги и политика.

— Деньги нас не касаются, — говорит Рома. — Нас коснутся только кровь и смерть.

— Этой весной я картошку не посажу, — кадык снова проходится по шее Виталя. — Если сейчас все будут картошку сажать, так российский сапог пройдет всю Украину и будут вешать везде флаги русские. А если войны не будет, я буду как-нибудь работать во Львове и до следующей весны протяну. И сразу посажу картошку.

— А я кинолог, — говорит Рома. — Тренирую любых собак: от карликового пинчера до боевых. Если будут у нас тут ваши зеленые человечки ходить, я дам ей команду злобы — она на него бросится и руку ему поломает. Это элементарно. Для этого надо просто знать психологию собаки.

— И какова психология собаки? — спрашиваю я.

— Она все время видит в человеке лидера. А человек ищет моменты злобы в ней, чтобы, воспользовавшись ими, научить ее нападать.

— А я энергетик, — говорит вернувшийся сотник. — Обслуживал иностранные представительства и российское посольство в том числе. У меня стажа больше пятнадцати лет. А с электричеством, знаете, бывают случаи, которые невозможно объяснить. Большие разряды могут возникать из ничего. Эти хаотические разряды, блуждающие сами по себе, объяснить никак нельзя — просто возникают на ровном месте… Двенадцатая сотня! — командует он. — Собираемся внизу возле беседки и ждем автобуса!

— Хотите, зигу кину? — спрашивает меня сероглазый молодой человек, натягивая на лицо пятнистую балаклаву.

— Зачем ты этот фашистский жест будешь ей показывать? — спрашивает его Виталь.

— Вы сами говорите, что российские репортеры все врут, так вы их и не провоцируйте, — придвигается к нему комендант Андрей и цедит слова: — Ну як вот так? Я бы на их месте так и подумал — что вы фашисты.

— Вообще-то знаешь, как слово facio переводится с латинского? — с раздражением спрашивает Андрея сотник. — Ты знаешь, что оно переводится как «родина»?

— Я всегда думал, что оно переводится как «пучок», — бурчит тот. — Сегодня фашисты негодяи: коли мы взяли владу, так будем всех давить. Це для мене фашизм.

— Знаешь, в чем твоя проблема? — в упор уставившись на него, спрашивает сотник. — Ты не знаешь, где служишь. «Самооборона» бачишь что такое? Она аполитична, мы не следуем ни за одной из партий. Мы защищаем батькiвщину.

— Да, мы защищаем народ, — отвечает ему Андрей.

Все собрались у беседки. По парковой зоне поликлиники гуляет пронзительный ветер. С неба капает мелкий ледяной дождь. В беседках с решетчатыми деревянными стенками на скамейках сидят бойцы «Самообороны» в балаклавах. За беседкой березы и сосны. Накладной карман черной куртки Андрея выглядывает из рукава красной подкладкой и смотрится нарукавной повязкой. Роман курит, засовывая сигарету в квадратную дырку, которую образовали сломанные верхние и нижние зубы. Губы посинели от холода. Синтетическая балаклава со спущенным низом туго обтягивает его лицо, выдавливая из него ввалившиеся щеки. Наблюдая настороженно за сотником и комендантом, он выпускает в их сторону сигаретный дым.

— Нам потрiбно выявлять шпионов и провокаторов, — продолжает сотник, — разные криминальные элементы. И судить их по закону военного времени.

— Мы не судьи, — негромко заявляет Андрей.

— Мы не судьи, — подтверждает сотник. — Но если по закону военного времени прописан расстрел на месте, будем расстреливать на месте.

— А я хочу увидеть своих детей, — отшвырнув окурок, обращается к ним Роман. — Но я не могу. Если уеду домой я, за мной уедет еще хто-то, а за ним — еще хто-то. Потому что каждому хочется к семье. А что в итоге? Недееспособная армия и отсутствие добровольцев. Я очень соскучився за своими дiтьми! Очень. Я хочу взять их на руки!

— Строимся! — командует сотник.

Сотня выстраивается в несколько неравномерных шеренг напротив беседки. В последней стоит дед с седыми усами и жгуче-черными бровями. Взрослые стоят с виду разобранные, свесив руки. Молодые — выпятив грудь.

— Кругом, марш!

Шеренги рушатся, смешиваются и толпой направляются к автобусу. Заполнившись и закрыв двери, тот выезжает с территории поликлиники. У шлагбаума ему отдает честь дежурный КПП в военной форме, и пока он стоит под дождем, подняв напряженную ладонь к виску, 12-я сотня «Самообороны», только три дня назад покинувшая Майдан и ставшая резервом украинской Национальной гвардии, смотрит на него сквозь автобусные окна, покрытые каплями ледяного дождя.

— Интересно, сколько они получают? — спрашивает один из бойцов, но его вопрос остается без ответа.

— Раз, два, три! — объявляет чернобровый дед, и автобус заводится стройной песней.

— Там баррикада, там баррикада — строилась. Стрелял далеко, стрелял далеко — сучий сын, — выводят мужские голоса. — Ой, зэки-зэки, ой зэки-зэки вы мои. Довго служили, довго служили вы менi! Бiльше служити, бiльше служити не будете. До кримiналу, до кримiналу пiйдете.

— Слава нацiї! — выкрикивает сотник.

— Смерть ворогам! — отвечает автобус.

За время пути по намокшей трассе на базу «Барса» сотня успевает спеть только две песни.

По асфальтированной дорожке, бортики которой выкрашены свежей известкой и к которой с двух сторон наклоняются березы, колонна движется к череде невысоких желтых зданий. На ее пути просторы, покрытые желтой прошлогодней травой и пересеченные полотном асфальта. Футбольное поле, огороженное воткнутыми в землю и покрашенными сверху белой краской покрышками. На ветру шевелится сетка ворот. Сотня заходит в одно из строений.

Кафельные колонны делят просторное помещение на две половины. Обе равномерно заставлены столами, на каждом посередине стоит тарелка, на ней половинка круглого хлеба вверх горбушкой. За столами сидят срочники в синей форме, склонившись над тарелками с супом и макаронами. Когда заходит сотня, разговоры становятся тише. Сотня проходит в глубину столовой и там садится особняком в самом конце, не смешиваясь со срочниками. Минуты через две срочники встают из-за столов и большими группами покидают столовую.

— Вы стояли против них на Майдане? — спрашиваю я, присаживаясь за столик к двум доедающим срочникам и кивая в конец зала — на сотню.

— Было дело… — неохотно поднимается от тарелки один из них.

— А теперь, когда вам… — начинаю я.

— Не спрашивайте, — перебивает он. — И так понятно, что вы хотите спросить. Как мы себя чувствуем, когда нам приходится сидеть с ними в одной столовой?

— Да. Как вы себя чувствуете?

— Не очень, — отвечает второй, обменявшись с первым понимающим взглядом. Несколько секунд они смотрят через стол друг на друга, как могут смотреть люди, находящиеся в одной и той же ситуации и сказавшие о ней друг другу настолько все, что стали способны передавать мысли глазами.

— Наше начальство говорит одно, а потом делает другое, — тихо говорит второй срочник.

— Вы с ними еще не подружились? — спрашиваю я.

— Не особо… Мы с ними почти не разговариваем. Но нам осталось всего месяц службы, мы собираемся домой. А на территории мы пока себя чувствуем отлично.

— Месяц быстро пролетит, — соглашаюсь я.

— Спасибо за поддержку, — откликаются они и, обменявшись еще одним взглядом, встают из-за стола. Уходят.

Через несколько минут на мой стол срочники передают пачку печенья и плитку 56-процентного шоколада. Я оборачиваюсь. Сотня сгрудилась за столиками, рассчитанными на четверых, вшестером. Балаклавы держат на коленях. Некоторые неуверенно улыбаются, глядя на спины срочников, на которых белым написано «Мiлiцiя».

 

— Вас приглашает высокий военный чин, — говорит Андрей. — Он хочет с вами поговорить, но своего имени не назовет. Вам придется вернуться в Киев.

Мы с Андреем возвращаемся в Киев на машине, которую прислал за мной высокий военный чин. Андрей пристально смотрит на дорогу, приглаживая рукой коротко стриженные волосы и не переставая меня инструктировать.

— Не спрашивайте, как его зовут и кем он командует. Вы сами должны понимать, какое сейчас время и чем ему разговор с вами грозит. Вы можете написать, что только что были на базе «Барса», но больше ничего такого не пишите. Называйте его просто: офицер.

В кабинете офицера чувствуется пустота. Его кресло пусто. Сам он ждет меня, сидя за столиком для гостей. На столике же лежит его фуражка. Над креслом голая стена, или она кажется такой от привычки видеть в кабинетах на этом месте портреты руководителей и президентов. Сбоку от офицера садится Андрей и почти касается локтем его фуражки.

— Нас всех объединило одно: у нас был очень непорядочный президент, — говорит офицер, этим вступлением объясняя то, что сидит за одним столом с Андреем. — Тупой, необразованный зэк. У вас президент тоже плохой, — добавляет он. — Но он хотя бы офицер с вычищенной биографией. А у нашего биография очень нехорошая. Но когда ко мне пришли и сказали: «Выйди на баррикады и скажи, что ты уволился, кинь клич, чтоб к тебе присоединились другие офицеры», я ответил: «То есть вы хотите из меня предателя сделать? А что потом вы будете со мной делать — с таким хорошим?»

— Что такое предательство для офицера?

— Ну… видите ли… мне очень больно, когда заставляют принимать вторую или третью присягу. Я вторую присягу не принимал на Украине после того, как присягнул Советскому Союзу. Я в себе выработал такую мысль, чтобы как-то жить со всем этим. В первый раз я клялся защищать родину. Родина моя была большая, советская, но потом волею судьбы стала маленькой — Украиной. Я дал присягу народу и до сих пор ей верен. А сегодня… Хотите, я каждый день присягу буду давать? Это когда я был молодым офицером, для меня такое было невозможно.

— И кому вы хотите давать каждый день новую присягу?

— А кому хотите… Хотите — той власти. Хотите — этой. Завтра придет другая — дам другой. Главное, чтобы она не была такой, как предыдущая. Я уже давно не такой принципиальный.

— Как это?

— Как это?! Как это… Вот так это! Но… я считаю, что сейчас мне больше не надо никому присягать. Какой смысл? Я и так служу народу.

— А что вы думаете о тех военных, которые перешли на сторону России в Крыму?

— Я бы не наважився давать присягу другому государству. Зачем другому государству офицер-предатель? Чтобы выбросить его, как использованный мусор? Хотя… ну, наверное, никак я к ним не отношусь. Но вообще считаю, что это измена родине.

— Без оправданий?

— Сейчас все настолько… — он задерживает дыхание, — нечестно, — выдыхает, — что погибать ради этого, может, и не стоит? Может быть… Но хотя, если задуматься… Я долго думал над тем, как в Афгане большинство наших, чтобы не попасть в плен, стрелялись. Когда я был молодым, я думал, что так правильно. Но сейчас думаю: лучше бы сдавались.

— Вы так начали думать после того, как получили свой высокий чин?

— Да. Я сразу поставил себя на место их матерей. Сейчас мне дали в подчинение этих людей с Майдана. И у нас сразу… сильное непонимание друг друга. Они видели во мне врага изначально. Говорят: «Нам ничего от вас не надо, только дайте нам оружие, и мы поедем хоть сегодня, ляжем на границе и будем стрелять по российским танкам». Патриотизм очень высокий, — говорит он, бросив взгляд вбок, на коменданта сотен. — А я сказал: «Вы меня извините, но я не хочу быть начальником похоронной команды. Не хочу на ваших крестах рисовать трезубцы героев…

— Трезубцы небесной тысячи, — поддакивает Андрей.

— …Мне не нужен ваш героизм, если вы будете мертвыми, — продолжает офицер. — Мертвые герои никому не нужны. Моя задача — подготовить вас так, чтобы как можно больше из вас осталось в живых».

— Трудно поверить, что люди с Майдана могли принять от вас эту помощь, — говорю я, — что они стали выполнять ваши приказы. Вы их враг. И за право ненавидеть вас они, кажется, заплатили кровью?

— Я видел, что они меня ненавидят и считают врагом. Но никто ведь не знает, с какими мыслями я живу…

— С какими мыслями вы живете?

— Всю Украину объединило то, что ее президент был жуликом и обормотом. Да, мы охраняли этих жуликов… Выполнять свою работу морально было очень тяжело. Но я стоял на страже закона. Я понимал, что у нас нет одного лидера и мы стопроцентным голосованием никогда не выберем себе нового президента. Значит, другого пути не было… Нас, офицеров, вывели туда, на Грушевского — стоять в шеренге. А раз мы туда пришли, полковники не будут прятаться за солдатами, чтобы вы, журналисты, опять все перекрутили. Я скомандовал встать впереди срочников. А сам, чтобы никто ничего не бзикал, вообще вышел вперед. Мне позвонили друзья: «Это ты там стоишь?» — «Я. А это вы колеса там подкатываете?» — «Мы». — «Слышь, убери вправо немножко, чтобы дым на нас не шел».

— Вы уж меня простите… но сейчас все так говорят. А чтобы вы говорили, не поменяйся власть?

— Очень сложно мне самому понять, что бы я говорил… Вы сейчас напишете, что я сказал, и для меня это будет полный звиздец. Вы можете всего этого не писать? Я вам рассказал правду, но вы же сами знаете, какая она — правда.

— Ни у кого уже нет сомнений, что в Крыму проголосуют за присоединение к России. Это может послужить толчком к началу войны? — спрашиваю я, и Андрей дергается.

— Вы не можете задавать такие вопросы военному, — говорит он. — Он может только выполнять команды главнокомандующего.

— Мы же все понимаем, — нехотя произносит офицер, — что ваш президент безбашенный. Ваш президент плохой. Вы согласны?

— Она этого не скажет, — останавливает его Андрей. — Она уже заявила на базе «Барса», что у нее принцип — не ругать свою страну в нашем присутствии.

— А мы, значит, можем своего ругать? — с осуждением смотрит на меня офицер. — Вы боитесь Путина.

— Пусть будет так, — отвечаю я.

— Скажите правду, если хотите, чтобы мы были с вами откровенны, — настаивает офицер.

— Правда в том, что вас здесь, вооруженных мужчин, много, а я среди вас женщина, и я одна. Легче всего сейчас сказать, что наш президент плохой, чтобы сделать вам приятно и расположить к себе. Но я считаю, что подобная критика возможна только внутри страны. Там меня не затруднит сказать, что я думаю о Путине. Но не здесь и не сейчас.

— Мне нравится эта позиция, — соглашается офицер. — Тогда говорим дальше… У Путина сейчас высокий рейтинг за счет того, что он поднял армию. Армия ему сейчас создает имидж. Но скоро у вашего президента рейтинг упадет очень сильно. Украинцы — хорошие воины. Трудно сказать, какую тактику мы выберем. На войне любая хороша. Лишь бы наши солдаты оставались живы, а ваши погибали. На дуэли мы драться точно не собираемся, но мы будем мочить вас в сортирах. И на вашей территории тоже. В ход будут пущены все средства. Будут рваться ваши вокзалы. А что вы на меня так смотрите? Не надо на меня так смотреть. А вы зачем к нам пришли? Путин эту войну не выиграет, и он это поймет, как только начнет вести военные действия. И мне все равно будет, кого из вас убивать: мирное население, немирное. Почему я должен вас жалеть? А вы не хотите маму мою пожалеть?

— Что может стать поводом для начала боевых действий с вашей стороны? Присоединение Крыма к России, например?

— Он не может отвечать на этот вопрос, — снова дергается Андрей. — Кто будет объявлять результаты референдума? Там распущен парламент.

— Я военный человек, — говорит офицер. — И если завтра надо будет воевать, я буду воевать. Если вы думаете, что русский сапог будет ходить по Украине, то… он не будет ходить. Если вы вдруг посчитаете Крым российским, я не исключаю, что там начнется подпольная террористическая деятельность. Я не верю в то, что нас будут спасать Америка, Европа или Англия, — они, напротив, сделают все, чтобы мы между собой воевали. Просто я не понимаю Путина… Почему он такой баран? Почему вместо того, чтобы укреплять отношения с Украиной, он пытается поставить нас на роль меньшего брата? Он считает, что, унизив украинский народ, он может стать великим самодержцем… Слухаю, товариш главнокомандуючий, — поднимает он тонко завибрировавшую телефонную трубку. Из нее отчетливо слышен голос. Офицер показывает мне руками — закрыть уши. Я закрываю уши.

— Я наблюдала за бойцами сотни, — говорю я, когда он кладет трубку на стол. — Они недисциплинированны, и они не перестали вас ненавидеть. Вы думаете, что сумеете воспитать из них настоящих солдат?

— Я сам, когда пришел двадцать лет назад в армию, был нахрапистым и… — начинает Андрей.

— Вы не приходили в армию с Майдана, — останавливаю я его. — А бойцы сотни считают, что они свергли режим.

— Я сделаю все, чтобы они стали хорошими солдатами, — говорит офицер и придвигается ко мне. Ставит локти на стол и не мигая смотрит мне в глаза. — Я уже показывал им, как вас надо убивать. Я уже сказал им: «Ребята, так воевать нельзя. Москали вас всех передушат». У нас будет много героев, но не посмертных. И я благодарен Советскому Союзу, что он научил меня военному делу. Я был хорошим советским офицером. А опыт в Афганистане показывает: это они с Майдана герои, но в условиях реальной войны это беспомощные дети. Они сразу будут липнуть к командиру, который будет четко и уверенно отдавать им команды.

— О чем вы говорите? Вы же видели этих людей, три месяца отстоявших на Майдане. Они изможденные и истощенные, — не сдаюсь я.

— Они только что прошли медкомиссию! — говорит Андрей.

— А Матросов был сильным?.. Послушайте меня… Я родом из тех мест, где до пятьдесят шестого воевали. Мой дедушка отсидел восемь лет, — офицер берет со стола ручку, рисует в открытом блокноте восьмерку, обводит ее много раз и дырявит. — А другой дедушка дошел до Берлина. А я всю жизнь думаю: кто из них был прав?

— А все были правы, — говорит Андрей, — и тот и другой. Время было такое…

— Сердце офицера какое? — спрашиваю я.

— Твердое, — отвечает офицер.

— У нас был Беслан, — говорю я, — у нас была масса других терактов. Террор — это черное зло. Объясните мне, как вы, бывший советский офицер, можете сейчас сидеть вот так, смотреть мне в глаза и оправдывать терроризм?

Офицер моргает, опуская на глаза светлые ресницы. Когда он их открывает, они из серых становятся синими.

— А что мне делать, скажите вы мне? Я вас не должен убивать, потому что вы — что?

— Люди.

— А мы?

— И вы.

— Ну так скажите своему Путину, пусть выстраивает с нами дружеские отношения. А иначе мы будем отравлять вам колодцы. Мы насыплем вам какую-нибудь гадость в водопровод. Мы будем истреблять вас в сортирах. Я буду делать это. Я буду хладнокровно вас убивать. Я буду посылать бойцов, я сам не пойду. Вы же нечестно себя ведете. Когда вы говорите, что отдали нам Крым, вы же умалчиваете, что взамен получили Белгородскую область.

— Я поняла, зачем вы меня позвали. Вы хотите через меня донести это послание до России. Так ведь? — спрашиваю я.

— Так, вы догадались. Да, я хочу, чтобы вы нас боялись.

— Но проблема в том, что вы не внушаете страха. Я знаю, что ничего этого вы делать не будете, — говорю я, вставая.

— Сядьте!.. Посидите еще. Давайте поговорим. Хм… Большинство офицеров помешаны на своей службе. В девяносто втором я вернулся на Украину. Я не хотел уезжать, я правда был хорошим офицером. Меня трижды посылали на получение досрочного звания, и трижды мне отказывали. Знаете почему? — он щелкает колпачком ручки. — Потому что я украинец.

— Это сильно отразилось на вашем сердце?

— Конечно же… А потом мне посоветовали: ты поставь две бутылки коньяка, а мы напишем, что ты русский, и через две недели у тебя уже будет звание. А знаете, сколько стоили две бутылки коньяка? Двадцать рублей. А знаете, какая у меня была зарплата? Пятьсот рублей.

— Вы согласились, чтобы написали: вы русский?

— Не-е-ет… Меня спросили: «Чего ты хочешь?» Я ответил: «Я хочу домой. Туда, где мне будут присваивать звания». Я вернулся. Моя зарплата была двадцать семь долларов. Наступило лето, а у жены вообще не было летней одежды. Мы пошли на рынок, она выбрала себе шелковую блузку, и мне тоже она понравилась. Я отдал всю… всю свою зарплату, — он снимает локти со стола и отодвигается от меня, прикрыв глаза. — Она шла сначала молча, потом как заревет. «Ты чего?» — «А как мы жить будем?» …Мне сейчас звонят мои… русские офицеры: «Ну, что вы там собираетесь делать?» — «Да мочить вас собираемся!» Смеются: «Ну, ты, брат, даешь!»

Мы с Андреем выходим из кабинета, чтобы успеть вернуться на базу «Барса». Оставляем офицера за столом — раскрасневшимся и, по всему видно, с растревоженным сердцем.

Наконец дождь трансформировался в колючий снег. Вокруг большого серо-голубого макета самолета, отгороженного от асфальта высокими березами, бегают бойцы сотни.

— Руки вверх! Вниз! Выше! Выше!!! — командует инструктор. Они бегут, надвинув на лица капюшоны, высоко поднимая ноги.

Андрей направляется к палаткам, в которых расквартированы сотни. Они стоят на месиве грязи.

— Так и надо, все правильно, хоть и холодно, — говорит Андрей. — Нам же надо за две недели научиться воевать.

Возле палатки, на которую накинута защитного цвета сетка, мокнет дежурный из «Самообороны». Рядом с ним останавливается молодой офицер.

— Товарищ боец, встаньте в строй! — зычно приказывает он.

— Що? — отвечает боец. — Менi сотник ще не наказав. Я без сотника не пiйду.

Офицер идет в соседнюю палатку. Возвращается с сотником.

— Скажите своему бойцу, пусть встанет в строй!

— Епт! — обращается к бойцу сотник. — Да я тебе!

Боец сходит с места.

— Твоего сотника тоже позвать? — обращается офицер к бойцу, охраняющему соседнюю палатку.

— Не, я сам пиiду, — отвечает тот.

 

Марина Ахмедова

Эксперт Online



С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Четверг, 10.07.2014, 07:37 | Сообщение # 4
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует
Оригинал взят у a_dyukov в О минимальной численности погибших в ходе гражданского противостояния на Украине

Решили, наконец, разобраться в количестве погибших в ходе нынешнего гражданского противостояния на Украине. Понятно, что комбатанты свои потери скрывают, а данные о погибших мирных жителях крайне фрагментарны - но, по крайней мере, по нижней планке можно оценку дать. Понятно, что на самом деле погибших больше (и, скорее всего, существенно) - но даже минимальная оценка важна для понимания происходящего.

Так вот: за период с 22 февраля по 1 июля 2014 гг. на Украине в результате гражданского противостояния погибло не менее 797 человек - украинских силовиков, ополченцев и мирных жителей. Кто хочет обоснования - скачивайте файли читайте. За критику и дополнения мы, как всегда, будем чрезвычайно благодарны.

На следующей неделе проапдейтим эти данные с учетом общего количества погибших после активизации Киевом 1 июля силовой операции на ЮВУ.


С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
ГостьДата: Четверг, 10.07.2014, 10:25 | Сообщение # 5




Группа: Гость
Сообщения: 4070
Замечания: 0%
Статус: отсутствует
Цитата nej ()
погибло не менее 797 человек

Это явно заниженная цифра. Например, в первые дни бойни в Славянске погибло порядка 300 человек со стороны хунты. Далее, на этой неделе при штурме укробоевиками Саур-Могилы (высота 277) был почти полностью уничтожен батальон "Азов" - около 250 укробоевиков остались на той высоте. И это только пара эпизодов.

Скорее всего, эта попытка под видом выявления истины убедить людей в занижении потерь. А истина в том, как сказал Стрелков, "когда люди узнают истинные потери, они ужаснутся".
 
ГостьДата: Четверг, 10.07.2014, 10:27 | Сообщение # 6




Группа: Гость
Сообщения: 4070
Замечания: 0%
Статус: отсутствует
Цитата nej ()
a_dyukov

Он либо работает на хунту, либо недалекий человек и к его инфе стоит относиться с сомнением.
 
nejДата: Воскресенье, 13.07.2014, 07:58 | Сообщение # 7
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует

Общие потери карателей в Донбассе со 2 мая по 11 июля 2014 года – 4994 человек.

   

12 июля 2014 15:50 * В течении последних суток каратели понесли гигантские потери (более 300 человек), а южная группировка карателей оказалась в котле. Наибольшие потери понесла 24 механизированная бригада (г.Яворов, Львовская область) - более 160 убитых и раненых. Большие потери и у военнослужащих 79 аэромобильной бригады (г.Николаев) - около 100 человек.

Ополченцы ЛНР сбили очередной СУ-25 и процент потерь авиации карателей достиг 50%.
Итак, общие потери карателей – 4994 человек (убитых, раненых, пленных): из них
- 1730 экстремистов "Правого сектора", в основном вошедших в состав национальной гвардии, а также потери среди самих военнослужащих Национальной гвардии Украины. 29 мая был убит под Славянском начальник Управления боевой подготовки Национальной гвардии генерал-майор Сергей Кульчицкий.

- 1400 украинских наемников Коломойского (спецбатальоны украинских наемников оломойского "Днепр", "Донбасс", "Айдар" и "Азов" и т.д.). В Мариуполе в мае убиты руководители наемников Коломойского Демиденко и Береза.
- 115 сотрудников СБУ Украины (Сумская "Альфа" полностью уничтожена, Киевская, Полтавская, Тернопольская, Ивано-Франковская, Львовская, Ровенская, Луцкая, Волынская, Винницкая, Житомирская "Альфа" понесли большие потери и т.д.)
- 300 иностранных наемника: польская ЧВК «ASBS Othago» потеряла 109 человек, американская ЧВК «Грейстоун» - 40 чел., американская ЧВК «Асаdemi» (до 2009 года известна как Blackwater) - 125 чел. Прибалтийские женщины снайперы потеряли 26 человек.
- 190 военнослужащих 95 аэромобильной Житомирской бригады
- 150 военнослужащих 25 аэромобильной Днепропетровской бригады
- 180 военнослужащих 79 аэромобильной бригады (г.Николаев)
- 230 военнослужащих 24 механизированной бригады (г.Яворов, Львовская область)
-130 военнослужащих 80 аэромобильного полка (г.Львов)
- 40 военнослужащих 3 полка спецназа (г.Кировоград)
- 30 военнослужащих 8 полка спецназа (г.Хмельницкий)
- 50 военнослужащих 93 механизированной бригады (с.Черкасское, Новомосковский район Днепропетровской области)
- 45 военнослужащих 72 механизированной бригады (Белая Церковь, Киевская область)
- 55 военнослужащих Луганского пограничного отряда
- 40 военнослужащих Донецкого погранотряда
- 30 военнослужащих 51-й бригады армейской авиации национальной гвардии (Александрия, Кировоградской области)
- 30 военнослужащих 16 бригады армейской авиации (г.Броды, Львовская область)
-30 военнослужащих 128 горно-пехотной бригады (г.Мукачево, Закарпатская область)
- 50 военнослужащих батальонов территориальной обороны
- 25 военнослужащих 831 бригады тактической авиации (г.Миргород, Полтавская область)
-5 военнослужащих 114 бригады тактической авиации (г. Ивано-Франковск)
-20 военнослужащих 299-й бригады тактической авиации (г.Николаев)
-9 человек из 25-й транспортной авиабригады (Мелитополь) - экипаж 1-го Ил-76
- 5 военнослужащих из самолета-разведчика АН-30, сбитого 6 июня (ориентировочно г.Чугуев Харьковской области)
- 25 сотрудников ЦРУ и ФБР (13 убито, 12 ранено)
- 40 сотрудников МВД
Уничтоженная техника:
-1 самолет АН-26
-1 самолет-разведчик АН-30
- 2 самолета - Ил 76
- 7 самолетов Су-25 (+1 СУ-25 захвачен в ЛНР 7 июля)
- 5 самолетов Су-24
- 4 беспилотника
- 18 боевых вертолетов («Ми-24», «Ми-17» и «Ми-8»)
- 50 танков Т-64
- 7 танков Т-72
- 5 Хаммеров
- Джип
- 10 Газ-66
- штабная машина
- автокран
- 17 Уралов
- 14 Камазов
-2 УАЗ 469
-2 САУ-Нона
-1 зенитная установка ЗУ 23-2
-4 установки РСЗО ГРАД
-6 установок РСЗО Ураган
- 12 гаубиц Д-30
-12 122 мм минометов
- 36 БМП
- 35 БМД.
- 88 БТР.

Источник: http://polit-show.ru/



С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
ЧурДата: Среда, 16.07.2014, 18:30 | Сообщение # 8
avtr




Группа: Модераторы
Сообщения: 2521
Замечания: 0%
Статус: отсутствует
«Правый сектор» уничтожает тела неизвестных солдат

16.07.14

В районе населённого пункта Безлюдовка Харьковской области представители «Правого сектора» периодически производят сожжение тел неизвестных погибших. Тела погибших, вероятно участвующих в карательной операции силовиков, привозят на мусоросжигательный завод в крытых фургонах «газелей» и на мусоровозах. По сообщениям очевидцев, представители «Правого сектора» намеренно сжигают тела своих солдат. Кроме того, поступает информация, что тела погибших сжигают на городской свалке у посёлка Безлюдовка.



Также стало известно, что жители села Федосеевка Троицкого района и пригородных районов города Счастье в Луганской области обнаружили трупы людей с огнестрельными ранениями и изъятыми внутренними органами. Возраст погибших от 20 до 35 лет. Все выстрелы были произведены в голову. Одновременно с обнаружением трупов местные жители заметили появление немецких хирургов в больницах районов, которые контролируют каратели. Также в это время в Луганской области появились мобильные бригады Красного креста. При этом они практически не оказывали помощь местному населению. Ранее сообщалось, что в социальных сетях появилась переписка адвоката Юлии Тимошенко Сергея Власенко с «немецким хирургом» Ольгой Вибер (Olga Wieber) и командиром прокиевского батальона «Донбасс» Семеном Семенченко. В переписке речь идет о торговле органами убитых и раненных бойцов украинской армии. Глава парламента ЛНР и ДНР Олег Царёв подчеркивает, что украинское правительство скрывает правду о числе жертв карательной операции. По его словам, в Киеве «партия войны сильнее партии мира» исключительно потому, что люди не знают правды об этой войне.

http://voicesevas.ru/news....at.html
 
nejДата: Пятница, 18.07.2014, 09:05 | Сообщение # 9
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует
Дмитрий Дзыговбродский дополняет:
О 9000 потерь украинских войск: Пояснение из МО Украины

Мой контакт из МО внимательно прочитал комментарии к записи https://vk.com/wall206013411_15854
и счёл нужным дать обстоятельные пояснения.

"Обычное соотношение убитых и раненых для этой войны не подходит:
а) раненых не берегут;
б) тяжёлых раненых свидомиты чаще всего сами добивают и уничтожают их документы - и это бесспорный факт (на это есть жёсткая команда);
в) полная замена личного состава в батальонах теробороны состоялась по 2-3 раза - и это известно;
г) массовые расстрелы "сомневающихся";
д) не забываем бизнес на органах - тяжелораненых (никто и никогда не откроет реальную статистику МО).
Сел и сам посчитал:
С учётом основных боёв с начала июня - по 200-300 ежесуточных потерь по всем направлениям и с учётом вышеуказанных факторов, а также
предыдущих потерь (а считали от начала Кампании, ещё с апреля), очень даже получается. Все забывают о потерях МВД.
Куда, например записывать больше двадцати убитых сотрудников при осаде управления в Мариуполе?

Цифры потрясают. Я сам их всё время с Афганом и Чечнёй сравниваю. А там были массовые расстрелы? А там добивали раненых, чтобы изъять у них органы в "промышленных масштабах"? Наконец, там славяне славян убивали? Кто заинтересован в сокрытии реальных цифр?

Я думаю, цифры психологических пределов 10 000, или 30 000 - надуманы. Им, чем больше, тем лучше. Задача проста - развалить единый народ в непримиримые части.
А что лучше всего разделяет? Кровь. Как в Югославии. Сколько жителей небольшого Косово безвозвратно погибло? Свыше 100 000 человек.
А потери ЮНА знаете? С 18 августа 1991 года по 18 ноября шла ожесточённая Битва за Вуковар. Город был взят силами ЮНА.
В ходе боёв Вуковар превратился в руины. Число погибших со стороны ЮНА составило 1103 убитых и 2500 раненых. Потери противника - не меньше 4000 убитыми.
Активно использовалась артиллерия. Со Славянском разве не схожая аналогия? И это, в профессиональной армии. Без учёта ополчения.
И раненых сербов никто из своих бросал, как раненого пилота вертолёта ВСУ. Не добивал, чтобы немецким и израильским частным клиникам органы продать. Никто не расстреливал собственных солдат, чтобы до смерти запугать оставшихся (помните - организация террора начинается со своих?). Никто не бросал не обученных наколотых дрянью мальчишек без средств защиты в полный рост на пулемёты.
А война в Новороссии Славянском не ограничивалась. И это не война, на самом деле. Это геноцид против всей Нации. И по правую, и по левую стороны Днепра. Очевидный результат работы нелюдей против славян.
Ожидаю судебного процесса над всеми кравчуками, кучмами, ющенками, тимошенками, турчиновами, порошенками и прочим дерьмом. Через повешенье.

P.S.: никто не сомневается в профессионализме наёмников ЧВК. А то, что только подтверждённых трупов больше ста из пятисот действующих, кто знает? Т.е. 1 к 5. У "профи"."




С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
ГостьДата: Пятница, 18.07.2014, 20:15 | Сообщение # 10




Группа: Гость
Сообщения: 4070
Замечания: 0%
Статус: отсутствует
Цитата nej ()
Уничтоженная техника:
- 2 самолета - Ил 76

Что-то не припомню, когда это второй Ил-76 сбили? shades
 
nejДата: Пятница, 18.07.2014, 20:42 | Сообщение # 11
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует

За неделю Украина потеряла 1,6 тыс. солдат, семь самолетов и 35 танков

  из vz.ru 

Журналист Максим Равреба утверждает, что получил доступ к ведомости за подписью главы МВД Украины Арсена Авакова и главы антитеррористического центра при СБУ Василия Грицака о потерях украинской армии на востоке страны.

«Потери. Вот такой документ, в котором говорится о количестве потерь, за подписью Грицака и Авакова. Это все было уничтожено правительством фашистских узурпаторов. Счет пошел на тысячи», - заявил он в Facebook.

«При этом Аваков подписался под тем, что противник понес гораздо меньшие потери. Как число 48 (убитых ополченцев) сочетается с ежедневными сводками Тымчука о тысячах набитых фрагов абсолютно непонятно», - говорится в сообщении.

В документе указано, что украинские войска с 9 по 15 июля только убитыми потеряли 1,6 тыс. человек. Кроме того, уничтожено 35 танков, семь самолетов и два вертолета.

При этом указывается, что у ополченцев убито 48 человек и уничтожено два танка.

Документ доступен по ссылке.
Напомним, 15 июля спикер информационного центра совета нацбезопасности и обороны Украины Андрей Лысенко заявил, что за весь период силовой операции на востоке Украины погибли 258 военных, 922 ранены и 45 взяты в плен.
С середины апреля киевские власти проводят на Востоке Украины «спецоперацию» для подавления протестного движения в Донбассе. Силовики активно используют тяжелую артиллерию и боевую авиацию. Сообщается о многочисленных жертвах среди мирного населения и разрушениях жилых домов и объектов инфраструктуры.
 


С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Воскресенье, 20.07.2014, 15:10 | Сообщение # 12
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует

Под Лисичанском уничтожен блокпост карателей: 380 человек убито

 Комендант  Горловки Игорь Безлер с позывным «Бес» сообщил об уничтожении вечером 19 июля нового блокпоста карателей на трассе Харькова, при повороте на Лисичанск.

 Еще утром 18 июля там был уничтожен первый блокпост и колонна боевой техники, которая двигалась на Горловку. После этого силовики попытались восстановить его неподалеку от места, где они были разгромлены.

 Далее в сводке говорится: «19-го вечером группа Безлера полностью уничтожила новый блокпост оккупантов, а также всю боевую технику. В результате: 380 оккупантов ликвидированы. Оккупанты полностью деморализованы, присутствует паника. В настоящий момент в Артемовске все больницы, морги, холодильники, а также роддом забиты трупами. Наших пострадавших нет!».

Отметим, что Безлера украинские власти обвиняют во всех смертных грехах: от покушения на Авакова до сбитого "Боинга".



С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Воскресенье, 27.07.2014, 10:15 | Сообщение # 13
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует
Оригинал взят у colonelcassad в Почта полковника Пушенко



Кибер-Беркут опубликовал свежую пачку документов украинской хунты на тему потерь в людях и технике. Документы весьма любопытные по своей фактуре. Особенно в плане техники попавшей в руки ополченцев.

Мы, КиберБеркут, продолжаем выступать против братоубийственной войны в Украине. Фашисткие карательные отряды главаря киевской хунты Порошенко и воинствующего кровавого олигарха Коломойского продолжают уничтожать украинский народ.
Сегодня мы взломали электронную почту одного из карателей – полковника В.М. Пушенко. Переписка подтверждает факты массового нежелания простых украинцев стрелять в своих сограждан. Теперь вы можете увидеть реальные данные о сотнях ежедневно дезертирующих солдат. Эти факты являются самой охраняемой тайной киевской хунты. Мы, Киберберкут, раскрываем её.
Моральный дух у "защитников" Украины настолько низок, что они целыми взводами и ротами бросают свое оружие и бегут прочь из расположения своих частей, даже несмотря на угрозу расправы заградотрядами правосеков. Вот пример документов, отправленных карателем в прокуратуру.


Отказники.
Collapse )












Мы в очередной раз обращаем внимание на то, что наши украинские журналисты либо не желают доносить правду до народа, либо просто не знают ее. Сегодня мы публикуем ряд фактов, которые всякие лысенки, тымчуки и селезневы скрывают от матерей Украины.

Потери.









Также полковник сообщает об огромных потерях и в военной технике. Причем большая часть вооружения карателей достается отрядам ополчения Новороссии.

Потери в технике.





Только за один месяц каратели "подарили" ополченцам значительное количество вооружения: танков Т-64 – 25 ед.; боевых машин пехоты (БМП) – 19 ед.; бронетранспортеров (БТР) – 11 ед.; самоходных артиллерийских установок (САУ) 2С1 "Гвоздика" – 11 ед.; реактивных систем залпового огня (РСЗО) БМ-21 "Град" – 12 ед.; гаубиц Д-30 – 5 ед.; минометов калибра 82 мм – 16 ед.; зенитных установок ЗУ-23-2 – 2 ед.; автомобильных тягачей (АТ) – 5 ед.

http://cyber-berkut.org/ - цинк (по ссылке можно скачать в том числе и сам архив взломанной почты полковника Пушенко, откуда на свет и выплыли документы о реальных потерях)


С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Воскресенье, 27.07.2014, 19:54 | Сообщение # 14
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует

Вот и военторг нашелся: кто снабжает ополчение бронёй?

 Вот и военторг нашелся: кто снабжает ополчение бронёй?


Только за один месяц каратели "подарили" ополченцам значительное количество вооружения:

танков Т-64 – 25 ед.; 

боевых машин пехоты (БМП) – 19 ед.;

бронетранспортеров (БТР) – 11 ед.; 

самоходных артиллерийских установок (САУ) 2С1 "Гвоздика" – 11 ед.;


реактивных систем залпового огня (РСЗО) БМ-21 "Град" – 12 ед.;

гаубиц Д-30 – 5 ед.;

минометов калибра 82 мм – 16 ед.;

зенитных установок ЗУ-23-2 – 2 ед.; 

автомобильных тягачей (АТ) – 5 ед.

Не буду выкладывать фамилии (на потери укропов уже места не хватает), кому интересно СВОИ фамилии найти, милости просим.

Спасибо КиберБеркуту!

 Вот и военторг нашелся: кто снабжает ополчение бронёй?



 Вот и военторг нашелся: кто снабжает ополчение бронёй?


С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Понедельник, 28.07.2014, 07:25 | Сообщение # 15
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует
Каждую ночь в больницу Константиновки привозят по 15-20 трупов

"В нашей больнице лежали и раненные бойцы ДНР, - говорит старшая медсестра одной из больниц Константиновки Антонина Михайловна, - но их было меньше, чем сейчас к нам поступает бойцов украинской армии. Особенно много их было во время боев за Дзержинск, тамошние больницы не справлялась".

Антонина Михайловна говорит, что в последние дни много привозят погибших на фронте под Донецком и Горловкой. "Я уже просто не могу на это смотреть, привозят ночью, и если дежурство твое - неминуемо столкнешься с этим.Каждую ночь привозят по 10-15-20 трупов. Вчера вот было 12, а утром уже троих в гробах забрали. Родители уже как-то узнали и успели приехать. Сердце кровью обливается - привозят ведь мальчишек лет по двадцать максимум. И выгружают их такие же"  (А если экстраполировать, плюс добавить тех, кого "забывают" привезти?).

В больницах Константиновки и Дзержинска раненные украинской армии лежат в основном в хирургических, травматологических, некоторые кардиологических отделениях. "А как же, - говорит врач из Дзержинска Сергей Николаевич, - ведь встречаются военнослужащие постарше, у них, особенно у резервистов, и гипертония в полный рост, и другие сердечно-сосудистые недомогания, да и молодые есть такие, что от увиденного в боях поседели враз. Вот привезли одного такого - один из роты в живых остался, так он только молчит и курит все время, думаем психиатры долго с ним работать будут".

..."Стали приезжать родственники солдат, - говорит Сергей Николаевич, пытаемся им помочь с размещением, получается не всегда, некоторым разрешаем спать в больнице, ведь город у нас очень сильно пострадал от артиллерии, когда украинская армия наступала. Люди, конечно, все люди, все они говорят, что пора прекращать эту войну, что боятся за жизни своих близких в армии. Не верят, что после выздоровления их детей, мужей, братьев не отправят снова в адскую мясорубку войны на Донбассе. Почти все они говорят так: если украинцы не могут договорится с донецкими, так пусть ООН введет миротворческие войска сюда".
Отсюда


С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
Форум Politicon Новости Украина Россия Новороссия Беларусь » Кровавый государственный переворот и гражданская война в Украине » Преступления фашистского режима киевской хунты » Скрываемые данные о потерях в рядах ВС Украины
Страница 1 из 512345»
Поиск:


E-mail: politicon1@at.ua © Владелец аккаунта, наименование, оформление, база данных, контент сайта, 2007—2015


Яндекс.Метрика Индекс цитирования

Рейтинг сайта по данным Alexa Internet
Вебвизора от Yandex.Metrika на сайте НЕТ!
54.162.184.185

гостевой вход politicon Вверх






Хостинг от uCoz
Счётчик от uCoz: