Politicon С 9 мая, c Днём Победы! Кровавый госпереворот и гражданская война в Украине 23 февраля! Харьков, площадь, Ленин, защита города от бандеровских банд
Приветствуем Вас, Гость 54.162.184.185 24.05.2017, 21:40 · PDA Новые сообщения · Подписки · Участники · Правила · новости украина россия новороссия белорусь politicon

Форум Politicon Новости Украина Россия Новороссия Белорусь

Страница 1 из 3123»
Форум Politicon Новости Украина Россия Новороссия Беларусь » ПРОШЛОЕ » События XX века » Вспомним о лысом говнюке-кукурузнике
Вспомним о лысом говнюке-кукурузнике
nejДата: Суббота, 10.09.2011, 15:13 | Сообщение # 1
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует


40 лет назад, 11 сентября 1971 года, умер Никита Хрущёв


Он навсегда вошёл в нашу историю как главный разоблачитель Сталина на ХХ съезде КПСС. Это деяние разводит оценки Хрущёва по двум крайним точкам зрения. Но та и другая, по сути, ставят оценку Хрущёву в зависимость от его отношения к Сталину. Тем самым, даже антисталинисты косвенно вынуждены признавать относительно небольшой масштаб Хрущёва рядом с великой фигурой Сталина.

«Осуждение культа личности Сталина» меньше всего повлияло именно на репрессивный аппарат Советского государства. Тенденция к либерализации режима наметилась задолго до смерти Сталина, ещё до Великой Отечественной войны, как убедительно показал В.В. Кожинов в своём труде «Россия. Век ХХ». В конце 30-х гг. и после Победы из года в год снижалось число репрессированных по политическим преступлениям. Массовая реабилитация началась в 1953 году. Так что ХХ съезд КПСС не внёс в эту тенденцию ничего нового. С другой стороны, период Хрущёва пополнил репрессивную практику режима новшествами, невиданными в сталинское время.

Несколько лет назад проводился нашумевший опрос «Имя Россия». Интересно, к каким результатам привёл бы опрос «Имя анти-Россия» на определение самого отрицательного героя нашей истории? Можно быть уверенным, что Хрущёв, редко кем названный в конкурсе на «Имя Россия», стал бы одним из лидеров в рейтинге наших анти-героев.

Будущие историки наверняка будут изучать, среди парадоксов нашего времени, каким образом один из главных организаторов массовых репрессий превратился, в глазах многих, в человека, осудившего и прекратившего такие репрессии!

«Украина ежемесячно посылает 17-18 тысяч репрессированных, а Москва утверждает не более 2-3 тысяч. Прошу принять срочные меры» (цит. по: Ю.В. Емельянов. Хрущёв. М.: Вече, 2005. Кн.1. С.142), – телеграфировал Н.С. Хрущёв Сталину в 1938 году в свою бытность первым секретарём ЦК КП(б) Украины. На что «кровавый тоталитарный диктатор» ответил своему не в меру ретивому подчинённому: «Уймись, дурак!».

Хрущёв ещё при жизни создал о себе легенду этакого простака, рубахи-парня, руководимого непосредственными эмоциями. Его снятие с должности Первого секретаря ЦК КПСС в октябре 1964 года только способствовало утверждению этой легенды. Правление Хрущёва получило официальную безличную оценку «волюнтаризм». В переводе это должно означать «господство волевых, рационально необоснованных методов принятия политических решений». Негласно подразумевалось, что такие решения исходили от одного человека – Хрущёва.

Тем самым подкреплялось убеждение о спонтанности тех или иных действий Хрущёва. До сих пор многие уверены в том, что он предпринимал некоторые свои важнейшие шаги под влиянием минутного душевного порыва. Даже цитированный выше известный историк, автор двухтомного исследования о Хрущёве, отдаёт дань такой версии и считает его импульсивность, «любовь к действиям, родившимся из взбалмошных идей» (там же, с.15), главным свойством личного характера Хрущёва.


Возможно, отдельные случаи такого рода действительно имели место. Однако в политической биографии Хрущёва значительно больше места занимает целенаправленная карьера, не пренебрегавшая никакими средствами, не знавшая моральных запретов. Успешная карьера такого рода в принципе, а особенно в те непростые времена, исключает глупость, недальновидность и слабость воли. Она требует недюжинного ума, правда, особого свойства, и решительности. Емельянов производит ум Хрущёва от крестьянской смекалки, а его решительность ставит в связь с его импульсивностью. «Для импульсивного человека главным становится его величество Случай, который властно диктует ему необходимость совершения необдуманных поступков. При этом импульсивные люди могут оказаться в выигрыше по сравнению с более взвешенными натурами, так как они всегда готовы проявить инициативу там, где более осторожные умы будут затягивать с решением» (там же, с.14).

Однако постоянно совершая спонтанные, интуитивные поступки, легко промахнуться. То, что Хрущёв не промахивался до 1964 года, заставляет видеть в его «импульсивности» чисто внешнюю оболочку вполне продуманных и взвешенных решений. Правда, единственным движущим мотивом их принятия всегда служила личная карьерная выгода.

Определяющей чертой всех поступков Хрущёва как на пути к высшим постам в государстве, так и после их достижения, всегда было расчётливое стремление к единоличной неограниченной власти.

Такая гипотеза лучше объясняет обычно столь удачную и прозорливую «импульсивность» действий Хрущёва, направленных на достижение и сохранение своего личного статуса.

На руководящих постах Хрущёв легко мог проникнуться убеждением, что любые его действия, продиктованные личными интересами, ведут и ко благу страны. Доказательство своих незаурядных способностей он мог видеть в собственной головокружительной карьере. Такова неизбежная оборотная сторона достижения власти личными карьерными усилиями.

Очевидно, главный недостаток политической системы, созданной под руководством Сталина, тот, что она вознесла на вершину власти такого человека, как Хрущёв.

Став руководителем страны, зная, по его собственному признанию, «лишь четыре действия арифметики», он мог искренне верить (во всяком случае, убедить себя в этом было очень просто), что таких знаний достаточно и для успешного руководства великой державой. Ум у Хрущёва был, действительно, смекалистый, необходимые технические знания он, бывало, схватывал на лету, и потому мог считать, что в мире нет такой научной тайны, которую он не смог бы постичь. Отсюда вера Хрущёва в собственную непогрешимость при принятии, точнее – диктовке – им государственных решений.

Ярко характеризует эту сторону личности Хрущёва его реплика на знаменитой встрече с творческой интеллигенцией 17 декабря 1962 года, где он подверг разносу Эрнста Неизвестного, Евгения Евтушенко и других представителей либеральной интеллигенции. «Решать в нашей стране должен народ. А народ это кто? Это партия. А партия кто? Мы – партия. Значит, мы и будем решать, я вот буду решать» (Цит. по: Указ. соч. Т.2. С.304).

Так простейшим софистическим приёмом, приведшим его самого, наверное, в восхищение собственным умом, Хрущёв пришёл к тому же заключению, которое «король-солнце» Людовик XIV вывел из своего божественного помазания на царство.

Цитируемый историк считает, что простодушие Хрущёва и его этакое «рвение в духе бравого солдата Швейка», в то время, когда над всеми царил Сталин, было удобной личиной, позволявшей Хрущёву быть на хорошем счету у вождя, считаясь надёжным исполнителем и не вызывая подозрений в нелояльности, в то же время тайно лелея ненависть к Сталину. Эту характеристику, по моему мнению, следовало бы уточнить существенной деталью. Отношения в кругу приближённых Сталина способствовали раскрытию и расцвету таких личных качеств Хрущёва, как властолюбие и интриганство. В этом кругу Хрущёв чувствовал себя как рыба в воде, и ему было не за что ненавидеть сложившуюся систему. Единственное, что его могло подавлять – то, что наверху этой пирамиды власти находился не он сам, а другой человек. Этим и объясняется логика его поступков по пресловутому осуждению пресловутого «культа личности».

Огонь своей критики на ХХ съезде и позднее Хрущёв обрушил не на систему, а на личность Сталина, тем самым укрепив худшие черты системы.

Хрущёв стоит как бы у истоков расхождения двух путей, по которым могла пойти советская политическая система. Один путь – тот, который обозначился в последние годы власти Сталина. Это усиление роли конституционных, государственных органов (Совета Министров, Советов депутатов разных уровней) за счёт внеконституционных, партийных, верховенство права и закона. Другой – тот, который олицетворил собой и на который надолго свернул страну Хрущёв. Это рост бесконтрольности власти партийной бюрократии. После ХХ съезда столкновения за власть в партийных верхах заканчивались для побеждённых в них уже не расстрелом, не тюрьмой и даже не высылкой из страны, а понижением в должности, выходом на пенсию. Этот «либерализм» был лишь обратной стороной нового принципа ненаказуемости высшей партократии за любые деяния, даже преступные. На место одного непогрешимого вождя, перед которым все подданные были равно ответственны, становилась целая каста непогрешимых и неподсудных.

Это, наверное, и есть причина, почему всегда найдутся те, кто будет восхвалять Хрущёва как «родоначальника нашей свободы». Их свободы…

Нарисованный портрет уже не позволяет считать личность, на нём изображённую, всего лишь жалким эпигоном Сталина. Нет, это самостоятельная, яркая фигура. Неправы те критики Хрущёва, кто априори думает, будто разрушают от недостатка ума или умения. Хрущёв, как мы убедились, был неглупым человеком. Да и неверно было бы представлять его только как разрушителя. Одной рукой он разрушал «сталинское наследие», а другой созидал власть нового класса.

Хрущёв перестраивал государство с решения задач общенародного развития под обслуживание нужд этого класса.

О том, что он делал это вполне осознанно и целенаправленно, свидетельствует его реплика на совещании в ЦК КПСС в конце 1953 или начале 1954 года, когда после критики Г.М. Маленковым партийного аппарата Хрущёв под аплодисменты присутствующих воскликнул: «Всё это так… Но аппарат это наша опора!» (Цит. по: Ф.М. Бурлацкий. Никита Хрущёв. М., 2003).

Этому классу нужен был также новый политический миф. Великого вождя можно было признавать только в далёком прошлом, у истоков государства. На авторитет «отца-основателя» было удобно ссылаться для оправдания своего господства. Поэтому параллельно осуждению культа личности Сталина шло укрепление культа личности Ленина. Но в настоящем этому классу уже не требовался всемудрый и всевластный вождь. Укрепление партократии логично подразумевало развенчание Сталина.

Хрущёв видел в новом народившемся классе опору, прежде всего, для удовлетворения своих личных властных амбиций. Хрущёв оказался необходимым для партократии решительным вождём на период упрочения власти этого класса. В этом корень успеха Хрущёва. Когда новый класс, возвысившийся и окрепший, стал тяготиться личной властью Хрущёва, то избавился от него.

О дальновидности и расчётливости Хрущёва в борьбе за личный статус как определяющих чертах его характера свидетельствуют и его поступки после снятия с поста Первого секретаря.

Нелегально переправляя в США записи своих воспоминаний для публикации, Хрущёв совершал то, за что сам, находясь у власти, не задумываясь подверг бы суровым репрессиям любого. Будучи лишён власти, он мог стать «диссидентом» не только по необходимости. Он вполне мог предвидеть, что в недалёком будущем такое поведение принесёт политические дивиденды.

Проживи он столько же, сколько ниспровергнутые им Каганович или Молотов, он успел бы пожать лавры «борца с тоталитаризмом» ещё при жизни. Он совершенно сознательно мог создавать о себе такую легенду, обеспечивая своё политическое бессмертие в известных кругах. Нельзя не признать, что ему это вполне удалось.

Логика борьбы за власть привела Хрущёва ещё в 20-е годы к троцкистам, затем сделала из него ярого борца с троцкизмом, потом – самоуничижительного холопа Сталина, затем – столь же яростного его разоблачителя, после – «диссидента». Во всех этих метаморфозах Хрущёв старался предвидеть, какая позиция принесёт ему наибольшую выгоду не только сейчас, но и в обозримом будущем, и в большинстве случаев это ему удавалось. Беда в том, что, когда политическая позиция Хрущёва стала непосредственно отражаться в решениях государственного руководства СССР, она редко отвечала объективным потребностям страны. Свою незаурядную волю и энергию Хрущёв тратил на удовлетворение личных амбиций, пренебрегая интересами страны. Последние как будто должны были приноравливаться к намерениям Хрущёва повысить свой престиж очередной громкой пиар-акцией – освоением целины, разведением кукурузы, демонстративным сокращением вооружённых сил или размещением ядерных ракет на Кубе.

Взяв начальное и конечное звенья политической эволюции Хрущёва – троцкист и «диссидент», сплавляющий в США компромат на политических оппонентов, – легко было бы сделать вывод о том, что Хрущёв всегда был каким-то «западником». Но такой вывод был бы поверхностным и вряд ли верным. На самом деле он был просто идейно беспринципным человеком. Наверное, прав историк Емельянов, когда уподобляет Хрущёву в этом плане М.С. Горбачёва, находя в их личных характерах много сходных черт. Тот тоже видел в политическом позиционировании удовлетворение собственного честолюбия, особенно заграничными почестями, даже когда оно входило в противоречие с интересами страны. В обоих случаях личные амбиции руководителей больше разрушали государство, нежели укрепляли его.

Для консолидации общества отрицательные исторические персонажи имеют не меньшее значение, чем положительные.

Среди персонажей отечественной истории на роль главного анти-героя, с лёгкой руки того же Хрущёва, до сих пор выдвигают Сталина. Однако немалая часть нашего общества склонна признать Сталина, скорее, положительным героем. Это ни для кого не секрет, и тот же опрос «Имя Россия» это наглядно показал. Очередное осуждение Сталина и «сталинизма» способно расколоть, а не консолидировать российское общество. Зато имя Хрущёва в качестве такого подсудимого вызовет большее единодушие.

В неприятии Хрущёва могут сойтись люди различных взглядов и убеждений. Патриоты-державники припомнят Хрущёву отстранение маршала Жукова, необоснованные сокращения вооружённых сил, уничтожения новейших видов боевой техники, отказ от военных баз СССР в Порт-Артуре (Китай) и Порккала-Удд (Финляндия), уступчивость на переговорах с лидерами США по Берлинскому и Кубинскому вопросам.

Люди хозяйственного образа мышления, прагматики-государственники, технократы, а также экологи, несомненно, поставят в вину Хрущёву необоснованное упразднение отраслевых министерств, снижение социального статуса учёных, внедрение кукурузы невзирая на климат, сплошную распашку целины. Массовое строительство пятиэтажек-хрущоб создало лишь иллюзию быстрого решения жилищной проблемы и при этом резко снизило стандарт городского образа жизни. При Хрущёве началась вздорная практика «безвозмездной помощи» странам Азии и Африки, объявлявшим о «строительстве социализма».

Русские почвенники-традиционалисты вспомнят возрождение борьбы с «великодержавным шовинизмом» и поощрение национализма титульных народов в республиках СССР, ликвидацию «неперспективных» деревень и уничтожение конского поголовья, ликвидацию приусадебных участков сельской интеллигенции и попытку вообще уничтожить приусадебные хозяйства как форму землепользования (т.н. Второе раскулачивание). Православные добавят к этому новую кампанию «воинствующего атеизма», закрытие и уничтожение храмов (с 1958 по 1964 год было закрыто более 3500 церквей).

Кстати, Хрущёв, бывший в 1932-1935 гг. вторым, а в 1935-1938 гг. первым секретарём Московского горкома и (с 1934 г.) обкома партии, несёт главную личную ответственность за уничтожение в то время архитектурных памятников Москвы и области.

Утверждение Хрущёвым принципа неподсудности элиты имело мало общего с коммунистическим идеалом. Но не меньше, если не больше всех остальных, претензий к Хрущёву могут иметь либералы. Я говорю, конечно, не обо всех, кто присваивает себе это название, а лишь о тех, для кого ценности права и свободы личности важнее целенаправленного разрушения национальных устоев.

Знаменитое указание Хрущёва ввести расстрел за валютные махинации и повторно осудить уже осуждённых по этой статье людей, чтобы приговорить их к расстрелу, по степени пренебрежения правом не имело аналогов даже во времена Большого террора. Другими беспрецедентными случаями стали массовые расстрелы демонстраций в Тбилиси в марте 1956 года и в Новочеркасске 1 мая 1962 года. Первая демонстрация была политическим протестом против осуждения «культа личности» Сталина на ХХ съезде. Вторая – чисто социальным протестом против повышения цен на мясо. Подобных выступлений и подобной реакции власти на них в советских городах не было со времён гражданской войны. Выступление в Новочеркасске сопровождалось многочисленными жертвами (26 человек было убито и 7 впоследствии приговорены к расстрелу) и известно лучше других, но аналогичные выступления меньшего масштаба с протестом против политики властей по разным поводам происходили в 1958-1961 гг. в различных городах страны. Историки насчитывают их более десятка.

Стиль общения Хрущёва с творческой интеллигенцией – «Направо кругом, марш!» – ещё тогда стал притчей во языцех. «Никогда в советское время руководители партии не говорили с советской интеллигенцией в таком тоне», – замечает историк (Ю.В. Емельянов. Указ. соч. Т.2. С.305). Интересно, что многие представители этой интеллигенции впоследствии создавали миф о либеральном и прекраснодушном Хрущёве. Чем это объяснить? Основную, на наш взгляд, причину мы упомянули выше.

Было бы неверно объяснять благодарность либеральной интеллигенции Хрущёву тем, что дело теперь ограничивалось только личными разносами от руководителя партии, а не доходило до тюрьмы.

За высказывания, сочтённые кем-нибудь антисоветскими, и при Хрущёве можно было запросто угодить в «места, не столь отдалённые». За «антисоветскую деятельность» при Хрущёве были осуждены на различные сроки заключения порядка 10 тысяч человек.

Хрущёв лично не был более жестоким человеком, чем большинство его коллег. Его стремление «перевыполнить план» по репрессиям, о чём мы говорили в начале статьи, было продиктовано исключительно борьбой за власть и влияние. Там, где перебор был лично для него лучше, чем недобор, Хрущёв предпочитал перебрать, даже если залогом его карьерного роста становились жизни людей. Хрущёв не задумываясь распоряжался человеческими жизнями как «винтиками» личного успеха. Гибель тысяч людей была для него всего лишь статистикой. Хрущёв в совершенстве усвоил одну из сторон системы, созданной «хозяином». Можно считать, что именно это стало важным условием его успеха в борьбе за власть после 1953 года.

Либералы могут поставить в вину Хрущёву расправу с Л.П. Берией не только из-за пренебрежения нормами права и законности при совершении этого акта. Внимательный разбор событий 1953-1956 гг. убедил некоторых историков в том, что процессы реабилитации осуждённых по политическим мотивам, начатые Берией весной 1953 года, несколько затормозились после его ареста. Высказывания и действия самого Берии вскоре после смерти Сталина (не только в отношении дел и личности умершего вождя, но и расширение полномочий МВД союзных республик, намерение отказаться от строительства социализма в ГДР) позволяют предполагать, что «осуждение культа личности», которое произошло бы в случае победы Берии в борьбе за власть, могло оказаться более глубоким и радикальным, чем имело место в реальности на ХХ съезде. Оно могло не ограничиться только нападками на вождя, но затронуло бы и некоторые свойства самой системы.

Последовательные и честные либералы должны были бы признать, что ликвидацией Берии Хрущёв сорвал процесс «демократизации» и продлил «агонию тоталитарного режима», отведя шквал разоблачений с самой системы на человека, её олицетворявшего.

Не всё в деятельности Хрущёва окрашено в мрачные цвета. Были и позитивные подвижки. Продолжавшееся развитие ракетно-космической отрасли, начало которой было положено при Сталине, воплотилось в запуск первого спутника и полёты первых космонавтов. Жизненный уровень населения неуклонно рос, за исключением двух последних лет правления Хрущёва. Но всё это происходило помимо и даже вопреки воле самого Хрущёва, направленной на другие цели и задачи.

Заочное осуждение Хрущёва будет означать осуждение опаснейшей практики «волюнтаризма» в государственном руководстве: принятия необоснованных волевых решений, продиктованных личным властолюбием и честолюбием правителя, идущих вразрез с интересами государства в целом. По аналогии со «сталинизмом», мы вправе назвать и данное явление по имени правителя, его воплотившего – «хрущевизм».

«Хрущевизм» есть синоним некомпетентности и произвола в государственном управлении, прикрытых идеологической спекуляцией и демагогией.

В этом качестве «хрущевизм» выступает антиподом эффективному менеджменту. Хрущёвский «волюнтаризм» – то «наследие», не открестившись от которого, невозможно успешно развивать Россию.

Приложение

Мировые лидеры о Н.С. Хрущеве


Шарль де Голль: «Это, по-моему, хитрый мужичок, который
очень любит власть и никак не может взять в толк, что стране нужны
реальные перемены. Он буквально во всём хочет противопоставить себя
Сталину и сталинскому стилю. Эта нарочитость очень часто – во вред
Хрущеву и авторитету СССР. Для блага СССР и его народов нужна
либерализация коммунизма, но, видимо, Хрущев не способен или вовсе не
хочет этого понять… Визит Хрущева во Францию (в мае 1960 г. - А.Ч.)
был нужен ему в основном для того, чтобы показать своим соратникам по
политбюро, как его, Хрущева, тепло встречают за границей».



Иосип Броз Тито: «Хрущев всегда хотел казаться простым –
и Сталину, и мне, и другими политикам. Но природная хитрость была
изнанкой его кажущейся простоты. Он не слишком думал о последствиях
своих слов, поступков, решений и, обвиняя Сталина в самовластии, культе,
непредсказуемости, сам часто вёл себя тем же образом. Это особенно
стало проявляться после 1958 года, когда так называемая «антипартийная»
группа Молотова-Булганина и Жуков – наиболее влиятельные соратники
Сталина и противники Хрущева – были отправлены отставку… Югославию
Хрущев то объявлял братской социалистической страной, защищая ее от
критики со стороны Китая и Албании, то включил даже в программу КПСС
(принята ХХII cъездом КПСС в октябре 1961 г. - А.Ч.) положение о югославском ревизионизме».



Мао Цзэдун: «У нас под боком спят люди типа Хрущева,
пора их разбудить. Хрущев начал предательство со Сталина, а завершат это
дело он или его преемники – Советским Союзом… Хрущев, изменчивый как
хамелеон, в одностороннем порядке заявил об отзыве своих специалистов,
свернул 343 контракта, прервал осуществление 257 совместных
научно-технических проектов, очень резко сократил поставки ключевых
частей комплектного оборудования (в 1960-1962 гг. - А.Ч.), Более
того, Хрущев тогда же решил свести счеты за прошлое, потребовав расчетов
по поставкам вооружений в период сопротивления США и помощи КНДР
в1949-1953 годах, а также по материальным и иным займам 50-х годов. Всё
это оказало серьезное негативное влияние на экономическое строительство
Китая. Но, чем больше давит Хрущев, тем крепче мы становимся…


Сталин был очень авторитетный политический руководитель. Но
дальновидности ему не хватило: при жизни не дал ясных указаний о своем
преемнике. А после него смерти появилась эта самая «тройка»
(Берия-Маленков-Хрущев. - А.Ч.)., и ситуация была сперва очень
хаотичной. Берия убили, в итоге же власть получил Хрущев , который
стучит каблуком кожаного ботинка по столу. Правление его не будет
долгим, но последствия его правления будут сказываться десятилетиями».



Эрнесто Че Гевара: «В серии марксистской теоретической
литературы обязательно должны быть опубликованы работы Маркса, Энгельса,
Ленина, Сталина, Мао Цзэдуна. Но также - наиболее крупных деятелей
ревизионизма, прежде всего Хрущева и Троцкого. Создать школу
марксистской мысли - не догматическую, но и не ревизионистскую — такова
задача... Стрелка исторических часов раскручивается в СССР назад, в
хрущевский период в коммунистическую теорию и в экономическую практику
СССР включены категории и принципы капиталистической экономики…
Интересно то, что говорил о Югославии Хрущёв, который посылал туда людей
перенимать опыт. Так вот, - то, что он увидел в Югославии и что
показалось ему таким интересным, — всё это в гораздо более развитом виде
имеется в США, потому что там — капитализм…


Неужели, Никита Сергеевич, так, как мы сегодня, питаются все советские люди? (из выступления на банкете в Кремле в 1963 г. - А.Ч.).
В СССР начальники получают всё больше и больше, у лидеров нет никаких
обязательств перед массами. Идет «гибридизация» социализма, что
проистекает из ошибочной концепции — желания построить социализм из
элементов капитализма, не меняя последние по существу. Это ведёт к
созданию «гибридной» системы, которая заводит в тупик; причём в тупик, с
трудом замечаемый, который заставляет идти на все новые и новые уступки
господству капиталистических методов. То есть, вынуждает к отступлению и
происходит возвращение к капитализму…


Происходит кощунственное шельмование заслуг и личности Сталина.
Хрущевско-брежневская группа погрязла в бюрократизме и номенклатурном
марксизме, лицемерит о базе США в Гуантанамо, даже согласна с
американской оккупацией этого кубинского района. Если наша партия
коммунистов будет создана по образцу теперешней КПСС, тогда социализм и
на Кубе быстро переродится».



С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Вторник, 19.06.2012, 10:23 | Сообщение # 2
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует

Теория заблуждений  →  Дмитрий Лысков: "Хрущев сломал идеологический хребет общества"


Дмитрий Лысков: 'Хрущев сломал идеологический хребет общества'Скачать
Дмитрий Лысков и Армен Гаспарян. © Фото: «Голос России»
распечатать статьюрассказать другудобавить в блог

Как возник культ личности Сталина? Зачем Никите Хрущеву понадобились мифы об "отце народов"? Почему до сих пор российское общество интересуют подробности идеологической борьбы тех времен?

Гость программы - Дмитрий Лысков, историк.

Ведущий - Армен Гаспарян.


Видеоверсия программы:http://m.ruvr.ru/data/2012/05/31/1292290554/tz-lyskov.MP3


Гаспарян: Тема нашей программы не совсем обычна - "Мифы о Сталине времен Хрущева". Тема необычная потому, что вроде как о Сталине мы сказали уже достаточно много, с одной стороны, а с другой стороны, не сказали толком ничего. Тема эта в той или иной степени является на сегодня одной из самых актуальных, в том числе для тех людей, которые слушают нас на постсоветском пространстве, поэтому самое время к ней вернуться.

У нас в гостях историк, изучающий ту эпоху, Дмитрий Лысков. Дмитрий, я рад вас приветствовать в нашей студии.

Лысков: Взаимно. Добрый день!

Гаспарян: Я готов понять, почему мифов о Сталине было очень много при жизни Сталина. Фигуры подобного масштаба (вряд ли, наверное, кто-то будет оспаривать утверждение, что Сталин был все-таки фигурой очень серьезной, даже не только в рамках Советского Союза, а в мировом масштабе) в достаточной мере мифологизированы. На Западе был целый пласт мифов о Сталине, аж с 1920-х годов, когда эмиграция начала заниматься этой темой. Собственно, большинство западных мифологем - это не что иное, как переписанные и переведенные на другие языки утверждения русской эмиграции.

Лысков: Совершенно верно.

Гаспарян: Это было понятно. Потом умирает великий вождь, и страну принимает один из его соратников - Никита Хрущев, человек, который знал достаточно много о Сталине, входил в его ближний круг. Зачем Хрущеву понадобились мифы?

Лысков: Начать с того, почему вообще настолько мифологизирована личность Сталина? Вы совершенно верно сказали, что личности подобного масштаба всегда мифологизируются, и не забудем о том, что в принципе история - это всегда в значительной мере идеология.

Гаспарян: В ХХ столетии - вне всякого сомнения.

Лысков: В ХХ столетии - тем более, это особенно ярко видно. Поэтому ничего удивительного в подобной мифологизации нет. Что касается мифологизации на Западе, совершенно верно было отмечено, что свою руку к мифологизации приложила эмиграция. Но нужно отметить, что эмиграция нескольких волн приложила свою руку к формированию целого ряда мифов. То есть первая волна эмиграции - 1920-е годы, затем хорошо нам известная волна диссидентской эмиграции, Александр Исаевич Солженицын.

Гаспарян: Это уже третья волна. Была еще вторая.

Лысков: Согласен с вами. Таким образом, вот ответ, почему такое большое количество мифов. И есть значительный пласт, о котором мы и говорим - это мифологизация внутри Советского Союза, идущая в том числе от соратников Иосифа Сталина, в частности, от Никиты Сергеевича Хрущева.

После смерти Сталина в верхах советского государства разгорелась очень интересная борьба. Я бы не сказал, что это была борьба за власть. Скорее, речь шла о том, кто кого скорее "съест", потому что все же и Никита Сергеевич, и другие соратники Иосифа Виссарионовича прекрасно отдавали себе отчет в происходившем в стране, прекрасно знали обо всех перегибах, которые существовали, и сами непосредственно в них участвовали.

В случае выдвижения кого-то вперед оставалась вероятность, что другие будут "съедены", обвинены в этих перегибах, преступлениях, именно поэтому и была выбрана стратегия очернения Сталина.

Гаспарян: Но если есть власть, за нее будут драться, это понятно.

Лысков: Совершенно верно. И другой момент - культ личности Сталина, с развенчания которого и начал Хрущев, - он же действительно существовал. Это неоспоримо, это даже глупо отрицать. И на фоне существующего культа личности любой из соратников Сталина, пришедший к власти, неизбежно сталкивался с вопросом легитимизации на фоне "отца народов". Выбран был путь такой легитимизации через очернение, то есть втаптывание в грязь предшественника и вознесение себя на этом фоне.

Гаспарян: Дмитрий, прежде чем мы будем разбирать мифы, которые появились в ту эпоху, мне хотелось бы обсудить достаточно важный момент. Получается, если смотреть ретроспективно, из нашего времени, что картина-то очень неприглядная, потому что в результате репрессий 1930-х годов во многом была выбита гвардия профессиональных революционеров. Они все оказались, выражаясь юридическими вердиктами судов, изменниками родины, наймитами всех возможных разведок, шкурниками, предателями.

Умирает Сталин, один из первых шагов - на вахту преступника номер один заступил Лаврентий Берия, который оказался подлецом, проходимцем, наймитом всех разведок аж с революционным стажем. Убрана фигура Хрущева. Но и в этом случае остаются люди, которые оказались проходимцами и недостойными.

Получается, что с 1917 года по, условно, 1964 год страной правили одни проходимцы, негодяи и наймиты всех разведок?..



С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Четверг, 05.07.2012, 08:17 | Сообщение # 3
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует

Хрущев - путь предательства

  из topwar.ru 

Начиная с середины сороковых годов создается целый ряд инновационных отраслей, таких, как атомная, ракетная, вычислительная техника, электроника, где мы, как минимум, не уступали США, а зачастую и опережали. Все остальные страны были далеко позади.
Если атомная бомбы появилась в СССР в 1949 году, через 4 года после США, то первая в мире водородная бомба РДС-6 была уже советской. Первая в мире атомная электростанция была введена в эксплуатацию в СССР летом 1954 года, на год раньше, чем в Англии, и на 2 года раньше, чем в США. Только в СССР были созданы атомные ледоколы («Ленин» - 1959 г.). Единственный в мире самолет с атомным двигателем М-50А, поднявшийся в небо в 1960 году, был создан в СССР в ОКБ В.М. Мясищева. Лишь атомные подводные лодки появились в США в 1955 году, на 3 года раньше, чем в СССР.

Достижения СССР в ракетной технике и космонавтике, начиная с первого спутника, запущенного в октябре 1957 года, общеизвестны.
Уже в 1948 году, когда в США и Англии только разрозненные коллективы занимались разработкой единичных образцов компьютеров и в мире не было еще ни одного действующего изделия, в СССР по инициативе Сталина были созданы Институт точной механики и вычислительной техники (ИТМ и ВТ) АН СССР и Специальное конструкторское бюро N245 («СКБ-245»), как было написано в постановлении Правительства: «...для разработки и внедрения в производство средств вычислительной техники для систем управления оборонными объектами». В 1951 году создается первая советская цифровая вычислительная машина МЭСМ - сразу как промышленный образец. Следует заметить, что первые промышленные компьютеры в США (UNIVAC 1) и в Англии (Ferranti Mark 1) также появились в том же 1951 году. В 1953 году начинается серийное производство машин БЭСМ, «Стрела» и М-2 (для военных применений), которые находились на уровне лучших американских компьютеров того времени и существенно превосходили компьютеры других стран.

Следует отметить, что в 50-х годах и советская электроника была на высоком уровне. Промышленное производство полупроводниковых транзисторов в США началось в марте 1958 года фирмой Fairchild Corp. при цене $150 за штуку. А информация о характеристиках отечественных «кристаллических триодов» была помещена в шестом номере популярного журнала «Радио» за 1955 год, а в 1956 году, на два года раньше, чем в США, началось промышленное производство. Осенью 1957 года я, будучи студентом третьего курса ЛЭТИ, занимался на кафедре автоматики и телемеханики практической разработкой цифровых устройств на транзисторах П-16. К этому времени транзисторы в СССР были не только общедоступны, но и дешевы (в пересчете на американские деньги менее доллара за штуку).

Еще более поразительны успехи экономики в целом несмотря на полное отсутствие внешних кредитов и минимальные объемы нефтяных денег (газовых денег тогда не было). Уже в 1947 году промышленный потенциал СССР был полностью восстановлен, а в 1950 году он вырос более чем в 2 раза по отношению к довоенному 1940 году. Ни одна из стран, пострадавших в войне, к этому времени не вышла даже на довоенный уровень несмотря на мощные финансовые вливания со стороны США. Например, Япония достигла довоенного уровня лишь в 1955 году, хотя, если не считать ядерных бомбардировок, серьезных разрушений там не было. Лимитированное распределение продуктов по карточкам было отменено в СССР в 1947 году, а в Англии, несмотря на помощь США, лишь в 1954 году. В сентябрьском номере журнала «Нейшнл бизнес» ("National Business") за 1953 г. в статье Герберта Гарриса «Русские догоняют нас» отмечалось, что СССР по темпам роста экономической мощи опережает любую страну и что в настоящее время темпы роста в СССР в 2-3 раза выше, чем в США. Годом ранее кандидат в президенты США Стивенсон оценивал положение таким образом, что если темпы роста производства в сталинской России сохранятся, то к 1970 г. объем русского производства в 3-4 раза превысит американский. Заметим, что темпы роста советской экономики в послевоенный период были намного выше, чем в довоенный.

Но начиная с середины 50-х годов, ситуация резко меняется. Снижаются темпы роста, а в ряде областей возникают настоящие провалы. Вот как сказал об этом в 1991 году японский миллиардер Хероси Теравама, обращаясь к советским экономистам: «Вы не говорите об основном, о вашей первенствующей роли в мире. В 1939 году вы, русские, были умными, а мы, японцы, дураками. В 1949 году вы стали еще умнее, а мы были пока дураками. А в 1955 году мы поумнели, а вы превратились в пятилетних детей. Вся наша экономическая система практически полностью скопирована с вашей, с той лишь разницей, что у нас капитализм, частные производители, и мы более 15% роста никогда не достигали, а вы же при общественной собственности на средства производства достигали 30% и более. Во всех наших фирмах висят ваши лозунги сталинской поры». Из приведенного высказывания можно сделать ряд выводов. В 1939 году в СССР был разработан новый метод повышения эффективности экономики (МПЭ). МПЭ использовался в большинстве отраслей народного хозяйства. МПЭ являлся эффективным как для социалистического, так и для капиталистического уклада экономики, но для социалистического уклада эффективность МПЭ была выше более, чем в 2 раза. В 1955 году Япония заимствовала МПЭ, что и обеспечило ее бурный экономический рост за счет, прежде всего, инновационных технологий («японское чудо»), а СССР в том же году отказался от МПЭ, что обусловило последующую деградацию экономики. Итак, в СССР с 1939 по 1955 год применялся волшебный метод, обеспечивший беспрецедентный взлет экономики. Об этом методе в настоящее время не известно абсолютно ничего, хотя в те времена в СССР он применялся повсеместно.

Моя трудовая деятельность началась в 1958 году, когда МПЭ уже был ликвидирован, но я хорошо помню рассказы сослуживцев, работавших в те времена, когда МПЭ действовал. МПЭ являлся совокупностью хорошо продуманных материальных и моральных стимулов для активизации творческой активности масс, направленной на снижение себестоимости и повышение качества (улучшения характеристик) разрабатываемой или уже производимой продукции. Система стимулов варьировалась в зависимости от отрасли и типа предприятия. Однако в любом варианте эти стимулы не распространялись на начальников любого ранга. Возможно, для руководящих работников была отдельная система стимулов, но мне об этом неизвестно.

Материальные стимулы в организациях, занимавшихся разработками новой техники, заключались в коллективных и индивидуальных премиях, выплачиваемых сразу после приемки разрабатываемого изделия государственной комиссией (буквально в тот же день), если в акте комиссии отмечалось улучшение характеристик изделия по отношению к техническому заданию. Для каждой характеристики, включая время разработки изделия и стоимость разработки, имелась определенная премиальная шкала, известная разработчикам еще до начала проектирования. Например, за каждый сэкономленный килограмм веса изделия в ОКБ-590, где мне пришлось работать, выплачивалось 500 рублей (половина месячного оклада инженера). Эту премию получали все члены коллектива, участвующего в проекте, в одинаковом размере независимо от должности. Существовали и индивидуальные премии, необходимым условием выплаты которых являлось наличие рационализаторских предложений или заявок на изобретение, благодаря которым и стало возможным улучшение характеристик изделия. За каждую новацию авторам выплачивалась дополнительная сумма, кратная вознаграждению, полученному каждым членом коллектива, что не отменяло и обычных вознаграждений за экономический эффект, полученный от внедрения изобретения или рационализаторского предложения. Руководитель проекта, как правило, не занимавший административной должности, также получал дополнительную премию. Моральные стимулы заключались в том, что лица, обеспечившие коллективу получение таких премий, ускоренно продвигались по службе и в основном из их числа назначались руководители проектов. Одновременно применялись и обычные квартальные и годовые премии. Необходимо отметить и хороший моральный климат в научно-технических коллективах. К людям, способным к творческой работе, коллеги относились бережно, стараясь освободить их от рутинной работы без всяких указаний начальства, так как успехи одного распространялись на всех. Иными словами, человек человеку был другом. Здесь разработчики метода учли печальный опыт стахановского движения, когда успех одного больно бил по карману и статусу других и в коллективе начинался разлад.

При относительно небольших затратах эффективность МПЭ была исключительно высока во всех отраслях народного хозяйства. Даже в армии во время войны существовала жесткая шкала денежных выплат и наград за личное уничтожение техники или живой силы противника, а также нанесение иного урона (например, взятие в плен офицеров противника, обладающих важной информацией). В оборонной промышленности в годы войны одновременно с напряженной производственной деятельностью велась непрерывная работа по совершенствованию технологических процессов. Так, за 4 военных года себестоимость производства большинства образцов вооружений (самолеты, танки и т.д.) была снижена в 2-3 раза. Даже винтовка Мосина, разработанная еще в XIX веке, подешевела в 1,6 раза. МПЭ позволял в максимальной степени использовать творческую активность рядовых исполнителей и выявлять яркие таланты. МПЭ применялся и в сельском хозяйстве на уровне совхозов и МТС (машинно-тракторных станций). Об этом говорит известный факт, что М.С. Горбачев получил в семнадцатилетнем возрасте орден за уборку урожая.

Главной особенностью МПЭ являлось то, что при его использовании не только повышалась творческая активность большого числа людей и выявлялись таланты, но также изменялась психология всех членов коллектива, а также взаимоотношения в коллективе. Любой член коллектива осознавал свою значимость для общего процесса и с готовностью выполнял любую часть работы, даже в том случае, если эта работа не соответствовала его статусу. Взаимная доброжелательность, стремление оказать помощь друг другу были совершенно типичными чертами. По сути, каждый член коллектива считал себя личностью, а не винтиком сложного механизма. Изменялись и взаимоотношения начальников с подчиненными. Вместо приказов и указаний начальник стремился разъяснить каждому подчиненному, какую роль в общем деле играет та работа, которая ему поручается. По мере становления коллективов и формирования новой психологии сами материальные стимулы отходили на задний план и уже не являлись главной движущей силой. Полагаю, что разработчики МПЭ рассчитывали именно на такой эффект.

Все вышеизложенное я знаю не по рассказам очевидцев, а по личным впечатлениям. Хотя я пришел в ОКБ-590 в 1958 году, через 3 года после отмены МПЭ, но психология - вещь инерционная, и она сохранялась длительное время даже при отсутствии внешних стимулов. Первые три года я работал в лаборатории цифровых систем, где начал свою деятельность с нижней ступеньки - настройщика узлов бортовой цифровой вычислительной машины. Эта специальность считалась рабочей, и настройщики (два человека) работали на сдельной оплате, получая значительно больше инженеров, в то время как я работал на фиксированном окладе техника. Мое появление неизбежно приводило к финансовым потерям двух других настройщиков, поскольку число узлов было ограничено лишь опытными образцами, после изготовления которых настройщики занимались лишь ремонтом при существенно меньшей оплате. Тем не менее меня приняли очень тепло и в течение месяца знакомили с тонкостями процесса настройки. Отношение ко мне не изменилось и через пару месяцев, когда я стал настраивать в несколько раз больше узлов, чем мои коллеги, и впоследствии, когда закончилась массовая настройка узлов. То есть для обычных рабочих парней общее дело коллектива лаборатории (создание опытных образцов БЦВМ) было важнее их личных финансовых интересов.

Работа в качестве настройщика продолжалась недолго. Уже через несколько месяцев меня стали привлекать к инженерной работе, причем не только в качестве помощника. Характерной чертой лаборатории было полное отсутствие субординации. Все друг к другу обращались по именам, в том числе и к начальнику лаборатории. Этому способствовала и небольшая разница в возрасте сотрудников лаборатории, самому старшему из которых было менее 35 лет. Начальник лаборатории или руководитель группы не просто выдавали задание, а стремились донести до каждого члена коллектива цели этого задания и его роль для решения общей задачи. Рабочий день продолжался с 9 утра до 10-11 вечера, причем на чисто добровольной основе и без какой-либо дополнительной оплаты. Зато никто не контролировал время прихода и ухода сотрудников, что для режимных предприятий было совершенно нетипично.

В мае 1961 года меня перевели в лабораторию аналоговых систем и назначили руководителем важнейшего для организации (да и для страны) проекта. Эта лаборатория функционировала с момента основания организации в 1945 году. Поэтому сотрудники здесь были старше по возрасту. Но атмосфера была такая же. Лишь к начальнику лаборатории все обращались по имени и отчеству, но не из-за его должности, а из-за возраста и опыта. Он провел всю войну на фронте, и прямо из армии его откомандировали в только что образованное ОКБ. Из всего коллектива только я знал, что и как надо делать, поскольку являлся единственным специалистом в области цифровой техники. И ведущие инженеры с 10-15-летним стажем без какого либо внутреннего сопротивления выполняли роль подсобных рабочих, поскольку понимали, что это необходимо для дела. Снова напомню, что к этому времени никаких стимулов уже не было. И третье подразделение нашего конструкторского бюро, с которым мне приходилось тесно взаимодействовать, работало в таком же стиле.

Еще одна деталь. За все время работы в ОКБ-590 (в январе 1963 года оно было ликвидировано, а все сотрудники вместе с тематикой переведены в ОКБ-680, впоследствии НПО "Электроавтоматика") я ни разу не слышал слово "партия". Комната месткома была, а парткома не было. Только в 1963 году в новой организации я узнал, что в лаборатории было довольно много членов партии, и меня сразу же попытались сагитировать на вступление, но я уклонился. Иначе мне не удалось бы в 1964 году покинуть эту организацию. Кстати, начальник ОКБ-590 В.И. Ланердин был беспартийным. Говорили, что на пост начальника ОКБ Ланердина назначил лично Сталин, а до этого во время войны он работал в США, отвечая за поставки в СССР авиационной техники по ленд-лизу. К моменту назначения ему было не более 35 лет.

Люди старшего поколения помнят фильм М. Ромма "9 дней одного года", где была хорошо показана творческая атмосфера у физиков-ядерщиков. Могу определенно утверждать, что у нас в ОКБ-590 была такая же атмосфера. Правда, в новой организации эта атмосфера мгновенно исчезла, хотя люди остались те же самые. Сразу был введен жесткий режим. За пятиминутное опоздание лишали премии, а для того, чтобы отлучиться во время рабочего дня, надо было получать разрешение заместителя начальника по режиму. В итоге после 6 вечера никого в организации не оставалось. Более того, было запрещено оставаться работать по окончании рабочего дня. Правда, большую часть времени в 1963-1964 годах я и основная часть коллектива проводили в командировках, сначала в Москве на опытном заводе (где мне издалека приходилось видеть Сергея Хрущева), а затем в Смоленске на серийном заводе.

Об экономическом эффекте творческой атмосферы свидетельствует следующее. Мой первый проект вычислительного устройства для управления пусковыми ракетными установками для системы ПРО А-35 был выполнен за 2 года, если считать от момента получения технического задания до комплексных испытаний опытных образцов в реальных условиях. Аналогичный по сложности проект суперкомпьютера ЕС-2704 при вдвое большем по численности коллективе и том же руководителе выполнялся уже 6 лет (1982-1988). И еще один пример. При создании советского стратегического бомбардировщика Ту-4 в качестве образца был взят американский бомбардировщик Б-29. Работа по изучению доставленного в Москву Б-29 началась в июле 1945 года. Менее чем через год, в марте 1946-го, техническая документация была передана на серийный завод. В мае 1947 года состоялся первый полет. А с начала 1949 года бомбардировщик был принят на вооружение. В послесталинский период от начала разработки самолета до его серийного производства проходило 8-12 лет. Ну а сейчас и того больше.

Почему МПЭ эффективно использовался в СССР и Японии, а больше никто его перенимать не стал? Как было отмечено ранее, главным фактором МПЭ была причастность к общему делу, полезному для страны и общества в целом. При частной собственности этот фактор отсутствует, ибо главная польза идет хозяину. Япония же страна весьма специфичная. До конца двадцатого века для многих японцев фирма отождествлялась с семьей и потому польза для фирмы то же самое, что для семьи. По мере распространения западных ценностей в Японии этот менталитет стал утрачиваться, и эффективность МПЭ стала падать. И сейчас для экономики Японии характерна стагнация, хотя вряд ли кто-либо отменял МПЭ. По этим же причинам МПЭ невозможно возродить в современной России, где и государственные предприятия работают на частного хозяина (в данном случае свору чиновников).

В середине 50-х годов МПЭ был тихо и незаметно отменен. Премии при завершении проектов сохранились и даже увеличились, но потеряли всякую стимулирующую роль. Теперь величина премии зависела от должностного оклада и от субъективного мнения руководства и не зависела от качества изделия и его экономических параметров. Из технического задания исчезли требования по себестоимости продукции и стоимости разработки. Объем премии был фиксирован на уровне 2% от стоимости разработки. В результате стало выгодно не снижать, а, наоборот, повышать как стоимость разработки, так и себестоимость проектируемого изделия. На заводах из плановых заданий исчезло ранее обязательное требование к снижению себестоимости продукции, что сразу привело к прекращению любых работ по совершенствованию технологических процессов. В это же время устанавливаются верхние ограничения на величину сдельной оплаты труда, на размер вознаграждения за рационализаторские предложения и изобретения. Изменился и моральный климат в коллективах. Теперь зарплата однозначно определялась окладом и не зависела от качества работы как коллективной, так и индивидуальной. Возросла роль субъективных факторов при должностных повышениях, что приводило к зависти и склокам. Иными словами, человек человеку стал чужим, а иногда и врагом.

Отмена МПЭ больнее всего ударила по преподавателям технических вузов. Зарплата преподавателя состояла из двух частей - оклад преподавателя и оплата научной работы. Преподавательскую деятельность оплачивал вуз из своих бюджетных средств, а оплата научной деятельности шла за счет хоздоговорных НИР. Оклады преподавателей оставались неизменными с довоенных времен вплоть до 1991 года (с учетом десятикратной деноминации денег 1961 года). За научную работу после отмены МПЭ преподаватель получал половину ставки младшего или старшего научного сотрудника, меньше половины основного оклада. В годы же действия МПЭ научная составляющая зарплаты могла в разы превышать основной оклад при условии эффективного выполнения НИР. Известно, что зарплата некоторых профессоров достигала 20 тысяч рублей при основном окладе 4 тысячи. Недаром народная молва относила профессоров к самым богатым людям в СССР. Но и доценты были ненамного беднее, поскольку научная составляющая зарплаты не зависела от основного оклада. Хотя в гуманитарных вузах, скорее всего, преподаватели получали лишь основной оклад.

Итак, легкое незаметное воздействие привело к остановке главного двигателя советской экономики. Какое-то время движение продолжалось по инерции, затем началась деградация, и в конце 80-х годов экономика разрушилась окончательно. Учитывая глобальный характер применения МПЭ, отменить его мог только руководитель СССР, которым с 1953 года был Н.С. Хрущев. В настоящее время известно, что все без исключения действия Хрущева в области экономики имели крайне негативные последствия. Однако принято считать, что Хрущев действовал из благих побуждений («хотел как лучше, а получалось как всегда»), но терпел неудачи в силу слабого образования и импульсивного характера. Но ликвидация МПЭ была проведена очень точно, грамотно и, главное, незаметно для окружающих, включая, скорее всего, остальных руководителей страны. Здесь благих побуждений нельзя увидеть даже в микроскоп. Есть основания считать, что и другие действия Хрущева были столь же глубоко продуманы и имели единую цель, в том числе и знаменитый доклад на двадцатом съезде партии. Здесь уместно привести высказывание Молотова о Хрущеве, сделанное им в 80-е годы: «Хрущёв, он же сапожник в вопросах теории, он же противник марксизма-ленинизма, это же враг коммунистической революции, скрытый и хитрый, очень завуалированный».



С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Четверг, 16.08.2012, 09:09 | Сообщение # 4
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует

Из архивов ЦРУ: версия Хрущева о смерти Сталина

Интересный документ из открытых архивов ЦРУ. Это меморандум Эдгара Гувера директору ЦРУ МакКоуну от 20 декабря 1961 г. по поводу спонтанной речи Хрущева на приеме в честь делегаций компартий, участвовавших в ХХII съезде КПСС. На этом приеме присутствовал агент ФБР из числа зарубежных коммунистов, который и доложил ФБР.

Хрущев излагает свою версию событий вокруг смерти Сталина и по поводу "культа личности". Интересно здесь, что ФБР и ЦРУ внимательно отслеживала через агентов ситуацию в компартиях.
















С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Среда, 10.10.2012, 17:07 | Сообщение # 5
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует

Заговор Хрущёва

  Когда  "Антипартийную  группу"  по  окрику  Суслова  попросили  покинуть  зал  заседания  ЦК, Молотов  уходя  сказал  в  сторону  Хрущёва: "Теперь  Никитка  положит  ноги  на  стол". Правда, государственный  переворот  Хрущёв  совершил  раньше, ещё  в  конце  июня  1953  года, не  без  участия  этой  будущей  "Антипартийной  группы", но  тогда  ни  Молотов, ни  Маленков, ни  Булганин  даже  не  могли  предположить, что  власть  в  стране  захватит  демагог, шут  гороховый  Хрущёв. Но  шуты, они  и  на  то  шуты, что  умеют  прикидываться  дураками,  потом  показывать  свой  настоящий  звериный  оскал. Вот  что  по  этому  поводу  пишет  в  книге  "Антисталинская  подлость" Гровер  Ферр: "В  конце  июня  1953  года  Берия  подвергся  неожиданному  аресту  и  заточению  в  тюремную  камеру  или, по  другой  версии, - цинично  был  расстрелян  прямо  на  месте. А  уже  в  августе  Хрущёву  удалось - неизвестно  только  как - восстановить  "конверты"  для  высокопоставленных  партчиновников,  увеличив  размер  премиальных  и  выплатив  недополученное  за  три  месяца. Ещё  через  три  недели  состоялся  Пленум  Центрального  комитета, и  буквально  в  последние  минуты  его  работы  был  воссоздан  пост  Первого  ссекретаря  ЦК (до  1934  года - Генерального  секретаря), на  который, естесственно, избрали  Хрущёва.  Здесь  трудно  не  увидеть, как  партийная  номенклатура  вознаградила  "своего  человека"...

    Власть  у  партаппарата  Хрущёвым  была  куплена  через  "конверты"  с  немалыми  суммами  денег. Как  мы  видем, пост  Главы  партии (Генсека) был  упразднён  Сталиным  ещё  в  1934  году. Тогда  ещё  Иосиф  Виссарионович, работая  над  новой  Конституцией  СССР  хотел  все  властные  структуры  поставить  на  свои  места. Однако  мы  писали, кто  помешал  осуществлению  его  планов. Новая  попытка  отстранить  партаппарат  от  власти  завершился  гибелью  вождя. И  вот  последствия.  Гровер  Ферр  дальше  пишет: "Сталин  и  его  сторонники  отстаивали  план  демократизации  СССР, чтобы  места  партийных  руководителей  вроде  Хрущёва  могли  занять  компетентные  и  избранные  на  альтернативной  основе  госуправленцы. Но  партия  тоже  осталась  бы  в  выигрыше: освобождённые  от  несвойственных  функций  заложило  бы  основы  ее  возрождения  как  политической  организации, объединяющей  в  своих  рядах  преданных  борцов  за  коммунизм, а  не  корьеристов  и  ненасытных  корыстолюбцев. Хрущёв  получил  поддержку  у  первых  секретарей, которые  настроены  были  саботировать  любые  попытки  таких  преобразований  и  лишь  стремились  увековечить  собственные  привилегии.    Современные  обозреватели  оценивают  и  внешнюю, и  внутреннюю  политику  Хрущёва, как  резкое  отступление  от  той, что  ранее  отождествлялось  с  именем  Сталина"...

     Так  Хрущёв  совершил  государственный  переворот  в  СССР. И  чтобы  оправдать  своё  отступление  от  идей  Сталина, Никита  устроил  грубое, клеветническое  развенчание  вождя  на  ХХ съезде  КПСС, с  помощью  той  партноменклатуры, которая  с  юблегчением  вздохнула,  что  осталась  у  власти, где  можно  пастись  у  государственной  кормушки, командовать, но  ни  за  что  не  отвечать. Страна  пошла  по  наклонной  плоскасти  в  пропасть. 



С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Вторник, 13.11.2012, 12:13 | Сообщение # 6
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует
Однажды, в студеную зимнюю пору
Сплотилась навеки Великая Русь.
Гляжу поднимается медленно в гору
Единый, могучий Советский Союз...

Сергей ЛопатниковПисать историю России второй половины 20-века еще рано. События пятидесятых, шестидесятых, семидесятых , восьмидесятых еще не застыли в янтаре времени. К истории можно приступать, когда все счета оплачены, непосредственные участники событий отписали свои мемуары, а вещи и события прошлого потеряли свое непосредственное влияние на происходящее, стали пресными и сравнялись в восприятии с древнеегипетскими пирамидами. Годы же пятидесятые, шестидесятые, не говоря о более поздних, все еще соединены с нашим настоящим живой памятью и не пережитыми эмоциями. Но люди спешат. Люди хотят историю здесь и сейчас. Они ждут от истории подтверждения своих мыслей и оправдания своим поступкам. Лишь очень немногие, однако, способны остудить жар еще не остывших событий вневременным числом и умерить свои эмоции холодной логикой.

Две истории из жизни.

... Академик Николай Прокофьевич Федоренко, основатель и директор Центрального экономико-математического института АНССР рассказывает в своих мемуарах: “Вспоминая прошлое, заглядываю в будущее”: в конце 60-х годов, когда страну еще не покинула послевоенная эйфория, слово “космос” будоражило умы молодых, а старики, прошедшие две войны, мечтали дожить до коммунизма, институт подготовил прогноз развития “народного хозяйства” СССР на 70-80-е годы.

Обширные расчеты показывали, что с экономикой дела обстоять тревожно. Наука гласила: темпы роста страны будут неизбежно замедляться и надежды на коммунизм в 1980 году хоть с кукурузой, хоть без нее, нет.

Доклад адресовался Политбюро и был подготовлен в трех экземплярах. Однако, как вспоминает Федоренко, председатель Госплана, ознакомившись с содержанием доклада отказался даже говорить о том, чтобы материал был отправлен адресату. Над институтом нависла угроза быть обвиненным в идеологической ереси. И тогда авторы доклада сожгли его на костре в Нескучном саду, чтобы не ставить под удар институт...

... Около десять лет спустя, в 1975 году, я учился в аспирантуре, а летом подрабатывал журналистикой, замещая заведующего отделом физики и математики популярного в те годы журнала “Наука и жизнь”. Триста двадцать рублей в месяц, не считая гонораров, самым заметным образом увеличивали мой аспирантский бюджет.

Однажды, заместитель главного редактора журнала, Рада Никитична Аджубей дала мне задание: отправится в Комитет по науки и технике при Совете министров СССР и подготовить, как тогда называлось, “компот” - нарезку из небольших информационных материалов, - демонстрирующий экономические связи СССР с развитыми западными странами. Приближалось знаменитое Хельсинское совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе и СССР прихорашивали к предстоящему событию.

В ГКНТ меня принял возглавлявший тогда комитет академик Владимир Алексеевич Кириллин. Выслушав, что я намерен делать, он вызвал к себе одного из замов начальника Управления внешних сношений и распорядился предоставить мне для работы кабинет и всю необходимую информацию.

Кабинет был выделен и я погрузился в отчеты, договора, переписку. Задание оказалось нелегким. Советский союз закупал на Западе всё, что только можно было вообразить: новое оборудование и зерно, обувь, одежду, телевизоры. А вот поставлял... Ну да, нефть, конечно.

Материал же, разумеется, должен был быть сбалансированным. А какой тут баланс? - После нескольких дней работы наметилась, однако, удача. Как раз в это время СССР сбыл во Францию двадцатидвухтысячетонный пресс украинского производства, а завод “Красный пролетарий” , знаменитый своими станками с числовым программным управлением, продал несколько штук в Великобританию. Материал складывался. И тут...

И тут мне попался документ, который не мог не привлечь внимания. Из него следовало, что СССР, помимо станков и телевизоров, закупал в Голландии около 100 тысяч тонн навоза в год! – Сто тысяч тонн навоза - это четыре-пять больших по тому времени транспортных судов. Можете представить себе судно в двадцать тысяч тонн водоизмещением, что-то вроде знаменитого черноморского “Адмирала Нахимова”, до краев груженное навозом. Ароматное, наверное, зрелище.

Во время обеда в добротной начальственной столовой я набрался храбрости, подошел к знакомому уже чиновнику и спросил: “Набрел я тут на любопытную бумагу. Разумеется, в печать это не пойдет. И все же... СССР покупает навоз в Голландии. Но зачем? – Что, у нас своего навоза не хватает?”

Мой знакомый взглянул на меня с некоторым, как бы сказать – удивлением, что ли, - помолчал, а потом сказал, как отрезал: “Сергей Леонидович, видите ли... У нас – и навоз – говно”...

Более исчерпывающей характеристики советской экономики мне не приходилось встречать ни до того, ни после. В справедливости этой формулы я убеждался буквально при каждом столкновении с советской экономической реальностью.

... Много лет спустя, уже во время перестройки, я рассказал эту историю одному из виднейших российских агрохимиков, вице- президенту ВАСХНИЛ и профессору Московского Университета Василию Минееву. Он раскрыл мне тайну этих поставок.

Из-за ядерных взрывов в атмосфере, которые СССР практиковал на своей территории до 1963 года, из-за индустриального загрязнения, из-за использования ДДТ и диоксин-содержащих соединений, огромные территории СССР были загрязнены выше всякой меры и тяжелыми металлами, и такими радиоактивными изотопами, как стронций–90 с периодом полураспада 29 лет (Помните А.Галича: “Говорят еще, что “Столичная” очень хороша от стронция”?), и всякой другой дрянью и гадостью.

Значительная часть этих веществ, объяснял мне академик, “высасывается” из почвы растениями, а потом концентрируется в навозе и молоке животных, этими растениями питающихся. Если такой навоз использовать в качестве удобрения, то концентрация вредных веществ в плодах и корнеплодах еще увеличивается и вместе с ними и молоком коров попадает на наш с вами стол.

Экологически чистый навоз из Голландии поступал в хозяйства, производящие сельскохозяйственную продукцию для высокого начальства, которому эти самые стронций, ДДТ и диоксины, в отличие от всех остальных, были совершенно ни к чему.

Недавно я выяснил, что закупки экологически чистого навоза из-за рубежа, теперь, кажется, из Норвегии, продолжаются до сих пор...

Сравни и пой.

Есть такая идефикс среди некоторых финансистов: “Побить рынок”.

Этим обещанием привлекают клиентов многочисленные фонды и финансовые консультанты. На короткое время кое-кому это иногда удается. Стратегически – нет. Рынок - есть рынок...

После того, как отгремели пушки Второй мировой войны, мир окончательно поделился на две системы: “капиталистическую”, где царили рыночные отношения и “социалистическую”, экономическим стержнем которой было плановое хозяйство.

Социалистический мир, возглавляемый СССР, решил сделать то, что недоступно отдельным компаниям - “побить рынок” в мировом масштабе. Общий итог мы знаем и испытываем на себе: социализм потерпел поражение. Рынок – устоял.

Но может быть дело не в социализме как таковом, а в иных факторах, например в суровом климате СССР, как пытается доказать в своей выдающейся по безграмотности даже на российском фоне книге “Почему Россия не Америка” А.Паршев? - Лучший ответ на этот вопрос дает прямое сопоставление внутреннего валового продукта стран, которые стартовали с примерно одинаковых экономических позиций.

Такое сравнение сделано в книге “Россия в меняющемся мире” по редакций А.Илларионова - экономического советника президента В.Путина

ВВП на душу населения к 1991 году (в долларах 1993 года)

Западная Германия

20908

Восточная Германия

11076

Финляндия

16477

Эстония

5973

Южная Корея

9507

Северная Корея

640-2500

Австрия

18784

Чехия

9100

Цифры говорят лучше всяких слов: как видно из этой таблицы, вне зависимости от климата – от достаточно сурового в Финляндии до относительно мягкого в Корее (тут еще можно было бы добавить для полноты картины, скажем, совсем уж южные страны: скажем, Таиланд с его 7000$ на душу населения и Вьетнам с 2300$ даже сегодня), картина всюду одинакова.

Социалистические страны безнадежно отстают, причем чем более последовательно реализовывались в них социалистические установки, тем больше. Там, где сохранялся хотя бы минимальный рыночный сектор (Чехия, ГДР, частный сектор – 15%) – ситуация несколько лучше. Там, где отсутствие рынка сочеталось с полу-рыночным “денежным” распределением (Эстония, частный сектор около 5%), ситуация хуже. Ну а там, где был реализован “предельный”, распределительный вариант социализма (Северная Корея), дела просто хуже некуда. Никакого географического положения. Никакого климата. Только строй, система.

Союз, понимаешь. Нерушимый.

Производил Советский Союз много, что да – то да.

В лучшие свои годы СССР добывал железной руды в четыре раза больше, чем США, выплавлял чугуна в 2.5 раза больше, стали почти в два раза больше. СССР производил больше электроэнергии, в полтора раза больше удобрений, выпускал в пять раз (!) больше тракторов.

Но вот парадокс: страна производила в 1.5 раза больше удобрений и в пять раз больше тракторов, чем США, а урожайность зерновых в СССР составляла около 16 центнеров с гектара в среднем по стране и 5-6 центнеров на поднятой целине. В России же и того меньше: 13 центнеров, а в 23 российских регионах не превышала 10 центнеров с гектара.

Много это или мало? – Средняя урожайность зерновых и зернобобовых культур в мире в целом достигла 28 центнеров с гектара, в странах ЕС - 55, в Германии - 62, в Финляндии - 34 центнеров с га, а в Швеции – 44 центнера с га. Кто не знает, где находятся Финляндия и Швеция, и где Россия, посмотрите на карту и выясните это для себя. Это чтобы не списывать результаты социалистического хозяйствования на климат и “рискованное земледелие”.

Между прочим, “союзной житнице” Украине по наследству тоже досталась советская урожайность. В среднем в 2003 она составила те же 14 центнеров с га, хотя, надо признать в Закарпатье достигла почти 28 центнеров с гектара. Но Закарпатье-то надо сравнивать... да хоть с Венгрией, где урожайность зерновых – 55 центнеров с гектара.

А вот другое сравнение. Открываем книгу “Вопросы ленинизма” тов. И.В. Сталина и находим там следующие цифры: целинные пять-шесть центнеров с гектара – это аккурат урожайность бедняцких хозяйств в 1913 году, в которых использовались соха да конь, а 16 центнеров с гектара – это урожайность в том же году в хозяйствах более крепких, где можно было встретить иной раз и трактор. Без малого век прошел, а урожайность какой была, такой и осталась.

Только чему удивляться, если, согласно данным, опубликованным еще в брежневские времена в открытой печати, среднее время работы новой советской сельскохозяйственной техники, которой выпускалось больше, чем в США – комбайнов, тракторов, - после выхода в поле до первого ремонта составляло аж 40 минут, о чем в свое время даже “Литературная газета” не раз писала..

А вот другой вопрос: СССР выпускал стали почти в два раза больше, чем США, а автомашин, например, в пять раз меньше. Да что США! - СССР производил хлопка в два раза больше, чем Китай, а тканей из него производил в два раза меньше. Куда хлопок-то девался?

Ответы на недоуменные вопросы можно получить, если обратиться к структуре российского машиностроения на создание которые были потрачены колоссальные ресурсы и, которым, разумеется советские люди очень гордились. В пересчете на цены мирового рынка, в 1988 году 62-63% советского машиностроения составляла военная техника, 32% - станки и оборудование и только 5-6% -потребительские товары. Металл шел на танковую броню, бронетранспортеры и пушки, а не на холодильники и автомашины.

Что же касается хлопка, то и это не тайна за семью печатями: со времен Дмитрия Ивановича Менделеева, в России используется хлопковый цикл производства порохов. Посему, значительная часть этого производства относилась, с некоторой долей юмора, к легкой промышленности, к “группе Б” - производству средств потребления.

Так что экологическая катастрофа Аральского моря, пропитанная дефолиантами земля Узбекистана – это не результат заботы о том, чтобы одеть детей и женщин. Всё это сделано ради производства пороха.

Не случайно, один крупный советский экономист еще в советские годы сказал, как припечатал: “В СССР нет народного хозяйства. В СССР есть подсобное хозяйство при военной части”. Впрочем, как показали Афганистан и Чечня, колоссальные военные расходы оказались тоже потрачены впустую. Советская армия в современных условия оказалась небоеспособной. Но это другая проблема.

Однако, и приведенные примеры не дают полного представления о степени неэффективности социалистической экономики.

Уровень экономического развития разных стран принято сопоставлять сравнивая величину ВВП на душу населения. Экономистам знают, однако, как трудно сравнивать ВВП разных стран, особенно стран капиталистических, где цены устанавливаются на рынке, и социалистических, где цены “назначаются”.

Тут необходимо сделать некоторое отступление, чтобы прояснить природу возникающих трудностей такого сопоставления.

Дело в том, что социалистические “деньги” и “цены” – и не деньги и не цены вовсе. Слова-то те же. Но смысл их – совершенно иной, измененный до неузнаваемости.

Деньги в рыночной экономике становятся деньгами, участвуя в свободном рыночном обороте в качестве “всеобщего эквивалента”, а цены на товары, услуги, труд, заемный капитал, устанавливаются исходя из баланса спроса и предложения

Социалистические “цены”, напротив, не формировались рынком, а “рассчитывались” специальной организацией: Государственным комитетом по ценам.

В основе этого расчета лежала завиральная идея советских экономистов, что цена определяется “количеством и качеством труда”. Эта “идея” была усеченным тезисом, восходящим к Адаму Смиту, но наиболее полно разработанным К.Марксом: “цена определяется качеством и количеством общественно-полезного труда”.

Всего-то и опущено одно слово: “общественно-полезного”. А как меняется смысл! –Маркс, в отличие от своих полуграмотных последователей, кое-что в экономике понимал. Поэтому утверждал, что “общественная полезность труда” определяется свободным рынком.

Рыночная цена продукта совершенно не зависит от того, сколько ты потел при его производстве, много или мало? – Другими словами, она никоим образом не зависит от себестоимости, только от спроса и предложения: больше спрос при данном предложении цена будет выше. Меньше спрос – ниже.

Себестоимость в условиях рынка определяет не цену, а нечто иное. Она определяет выгодно или не выгодно и насколько выгодно выпускать данный товар или производить данную услугу при заданном рынком уровне цен.

Если себестоимость оказывается выше цены, установленной рынком, то выпускать товар или предоставлять услугу оказывается невыгодно, производство сворачивается, а предложение уменьшается до тех пор, пока на рынке не останутся только те производители, у которых себестоимость продукции ниже рыночной цены. Если же себестоимость и так ниже цены, то выигрывает больше тот, у кого себестоимость ниже. В пределе, в полностью равновесной экономике рентабельность равна нулю, то есть когда рыночная цена сравнивается с себестоимостью. Но тем не менее это всего лишь равенство двух совершенно независимых величин, которые в общем случае совершенно не обязаны равняться друг другу и в реальной экономике никогда не сравниваются.

Этот очевиднейший механизм работы рынка разобран до деталей в первом томе “Капитала” К.Маркса. К сожалению, и через двадцать лет после начала перехода от социализму к капитализму не все советские бухгалтеры усвоили эту азбучную истину.

Слово “общественно-полезные” советскими марксистами было опущено в максиме Маркса совершенно не случайно. Дело в том, что весь смысл планового социализма в том и состоял, чтобы не допускать рынка. Следовательно, повисала в воздухе и оценка общественной полезности труда.

Функцию рынка брало на себя социалистическое государство, которое и определяло, согласно идее планового хозяйства, что и насколько полезно, а что – нет. Автоматически от решения этого вопроса население, голосующее в странах с рыночной экономикой за тот или иной продукт своим долларом или йеной, полностью отстранялось. Оценка же общественной полезности труда – то есть цен и зарплат, - естественным образом оказывался в руках чиновников представляющих государство.

Исходно, “предельный социализм” предполагал вообще натуральное распределение благ. Карточки с нормами отпуска продуктов – высшая форма такого социализма. Активные дискуссии по этому поводу шли в СССР еще в 20-е годы прошлого столетия.

Карточная система, однако, способна работать только при предельно упрощенном потреблении, когда есть просто хлеб, просто сыр, просто масло, просто обувь, просто одежда. Идеальный социализм идеально отражен в шуточном рекламном объявлении конца 80-х: “Есть еда. 2 рубля за килограмм”.

Иными словами, “предельный социализм” не допускает разнообразия. Он с ним просто не справляется.

Если хлеба двадцать видов, сыра – сорок, мяса – несколько десятков, женских кофточек – тысячи, и так далее, - никаких карточек не хватит, чтобы это разнообразие учесть. Не может же человек носить собой “библиотеку” талонов на все случаи жизни.

При наличии минимально широкого ассортимента товаров нужны если не деньги, то хотя бы их суррогат – если, угодно, - универсальные “трудовые расписки”, оставляющие некоторую свободу выбора за потребителем (именно потребителем, а не покупателем, так как “торговаться”, в отличие от покупателя, такой потребитель не может). Советские “трудовые деньги” и есть такие расписки.

Но как определить, чего и сколько может человек получить за свою “трудовую расписку”, если рынка нет? – Значит “цены” нужно рассчитывать. Как? - Разумеется, из “общих трудозатрат”, как и следует из идеи связи цены и трудовых затрат. Последние же выражаются в себестоимости продукции или услуги. Так, собственно, и делали.

В результате, “цены” в единицах “универсальных трудовых расписках” оказывались практически произвольными, а “затратный расчет” цен и зарплат деформировал экономику. Получалось, чем больше ты потел, тем больше “заработал”, вне зависимости от общественной полезности пролитого пота, которая так и оставалась неоцененной.

Социалистическая система автоматически и по тем же причинам предполагала, наряду с “трудовыми универсальными расписками” и “промышленные универсальные расписки”. Они позволяли предприятиям выбирать средства производства подобно тому, как работники выбирали себе предметы потребления, отоваривая “трудовые расписки”.

Смешивать эти два вида “расписок” было нельзя, так как работник не должен был приобретать за “трудовые расписки” средства производства (иначе он тут же превратился бы в капиталиста), а предприятие за свои “промышленные расписки”, очевидно, не должно было приобретать предметы потребления.

Так в стране оказалось два вида “расписок”, совершенно не связанных между собой и исключительно в целях удобства названных одним словом “рубль” - это были “безналичные” и “наличные” рубли. Разумеется, возникли и столь же не связанные между собой и искусственно назначаемые “цены” на средства производства и предметы потребления и, одновременно, искусственные “курсы” этих псевдо-денег относительно валют развитых стран, живущих в условиях рынка – одни для “промышленных расписок” - безналичных рублей, другие для “трудовых расписок” - наличных рублей. Иными словами, социалистические псевдо-деньги представляли собой “идеально неконвертируемые бумаги”, неконвертируемые даже внутри страны.

Сравнивать между собой в денежном выражении ВВП капиталистических и социалистических стран при таком положении дел крайне затруднительно: как мы видим, при социализме денег в полном смысле этого слова нет и быть не может, ибо деньги это атрибут рынка, которого при социализме нет и сравнивать псевдо-деньги с реальными деньгами, это как говорят американцы, сравнивать между собой “яблоки и апельсины”.

Конечно, не только валюты соцстран, включая рубли, были неконвертируемы в твердую мировую валюту. Но в слабых “капиталистических странах” не конвертируемые на внешнем рынке деньги хотя бы оставались единым платежным средством внутри страны. При социализме же, не было и этого.

МВФ и ряд других международных организаций разработали множество методик сопоставления стран с неконвертируемой валютой. Есть среди них довольно, на первый взгляд, занятные. Например, курс валют в рамках некоторых методик, рассчитывается исходя из цен в сравниваемых странах на гамбургеры “МакДоналдса”.

Как это ни смешно, иногда такой подход работает хорошо. Иногда –нет. Что делать, если “МакДоналдсов” в стране нет, как в СССР до начала перестройки, или раз-два и обчелся, как в конце 80-х? – Надо применять более глубокие методики.

МВФ, например, сравнивает покупательную способность валют исходя из сравнения цен на 1200 разнообразных товаров. Значения ВВП социалистических стран, приведенные выше, рассчитаны именно по такой методике.

Но и это при ближайшем рассмотрении мало помогает. Взять, скажем, американский трактор, который работает 15-20 лет без ремонта и советский, который выходит из строя за 40 минут. Как их сравнивать? - Попади рядовой, не экспортный, “докрученный”, советский трактор туда, где реально устанавливается “общественная полезность” товара – то есть на рынок, - так продавцу еще и доплатить бы пришлось за его утилизацию, не то что заработать. Сколько он стоит? Правильный ответ – минус цену утилизации. То есть скажем, минус 500 долларов.

А как сравнить средний американский автомобиль, для которого 150 тысяч миль – не предел с “Москвичем”, для которого и 100 тысяч километров – почти рекордный пробег?

Между тем, как показал детальный анализ технологических цепочек, многие советские производства вносили в буквальном смысле отрицательную добавленную стоимость: то есть сырье для этих производств до переработки стоит по рыночным ценам дороже, чем продукт его переработки – результат труда этих производств. Это примерно, как взять новый автомобиль ценой в несколько тысяч долларов, потом тяжко, в поте лица трудясь кувалдой, превратить его в гору металлолома. Сколько стоит такой труд ? – Минус стоимость автомобиля... То есть работник производства, перерабатывающего природные ресурсы в нечто непотребное, должен не то что зарплату получать, а еще и приплатить за “удовольствие” испоганить добротный исходный продукт, созданный самой природой.

Поэтому, в частности, приведенные выше в таблице оценки ВВП социалистических стран - это максимальные оценки, сделанные на основе сомнительного предположения, что советский телевизор “Рубин” будет стоить на рынке столько же сколько “Сони” того же класса, а советский “персональный компьютер” Д3-28 Ереванского завода счетных машин стоит столько же, сколько, скажем, современный ему PC-XT, и т.д. Разумеется, это не так.

Лучшим примером того, какой уровень ошибок возможен из-за сравнения несравнимого дает Восточная Германия. Пример этот хорош тем, что после объединения восточногерманская экономика полностью интегрировалась с западногерманским рынком и “общественная полезность” продукции восточных земель получила не умозрительную, а реальную рыночную оценку.

Согласно данным Германского института экономических исследований, в Западном Берлине, ВВП на душу населения Восточной Германии оценивался в течение длительного времени как примерно 50-60% от уровня Западной Германии ( Deutsches Institut fur Wirtschaftsforsching, Handbuch DDR-Wirtschaft, 1977), что нашло отражение в приведенной выше таблице.

После падения берлинской стены стало возможным провести “полевые исследования”. Выяснилось, что наиболее реальная оценка ВВП на душу населения почти в два раза ниже – всего около 30% от западногерманского уровня (Horst Siebert, Das Wagnis der Einheit, Stuttgart, 1992, p.39). В практическом плане это означало, что потребный уровень инвестиций в Восточную Германию, позволяющий хоть как-то выровнять ситуацию гораздо выше, чем исходно предполагалось. Нет оснований считать, что ситуация с оценкой ВВП других социалистических стран, включая СССР, хоть сколько-нибудь лучше.

Но если невозможно надежное сопоставление ВВП, то невозможно сопоставить и эффективность экономики капиталистических и социалистических стран.

Чтобы преодолеть эту проблему и оценить сравнительную эффективность экономик на твердом “материальном основании”, а не на эфемерном, как мы видели, финансовом, автор этой статьи предложил еще в начале 90-х годов необычную для экономики идею. Эта идея была, строго говоря, “импортирована”, из физики управляемого термоядерного синтеза.. Речь идет о модифицированном применительно к экономике стран классическом “критерии Лоусона” эффективности термоядерных установок.

Логика предложенного критерия проста: уровень жизни людей определяется их потреблением. А всё, что мы реально потребляем, рано или поздно превращается в бытовой мусор. С другой стороны, промышленное потребление характеризуется объемом промышленных отходов. Поэтому экономическую эффективность цивилизации можно характеризовать отношением объема бытовых отходов к общему объему отходов, составляющему сумму бытовых и производственных отходов.

“Идеальная цивилизация” имела бы индекс отходов равный единице (всё идет в дело, отходы только бытовые). Абсолютно неэффективная - имела бы значение индекса, равное нулю (всё идет в промышленные отходы, все в поте лица трудятся, но ничего не потребляется). Критерий получил название “индекса отходов” (Wastes Index), был принят и сегодня все активнее используется с сравнительной экономике и экономической географии для сопоставления стран и даже отдельных регионов.




С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Вторник, 13.11.2012, 12:14 | Сообщение # 7
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует

С помощью введенного индекса был проделан сопоставительный анализ целого ряда стран. Результат оказался впечатляющим: индекс отходов для развитых стран оказался сосредоточенным в весьма узком диапазоне от 0.19 для Японии до 0.26 – для Великобритании.

В столь же узком диапазоне оказался также индекс отходов и для социалистических стран.

Только был он на порядок меньше: для СССР в 1985, например, индекс отходов по данным Минприроды, оказался равен 0.022. Для Польши – 0.023, и т.д.

В качестве эталонного года был выбран 1985 год – последний год доперестроечной эпохи.

Смысл этих чисел можно понять следующим образом: чтобы изготовить 1 кг чего-то реально полезного людям, развитые капиталистические страны отбирают у природы 4-5 килограммов ресурсов. То есть “КПД” развитых стран составляет около 20% - хуже чем у двигателя внутреннего сгорания, но всё же...

При социалистической системе хозяйствования ради того же килограмма полезной продукции отбирается па порядок больше – 40 килограммов! Но ведь чтобы переработать в десять раз больше ресурсов, нужны, грубо говоря, и в десять раз большие затраты общественного труда. “КПД” социалистических стран – несколько больше 2% - то есть, в три-четыре раза ниже чем у паровоза.

И так буквально во всем. Например, затраты лесных ресурсов на производство 1 тонны бумаги в СССР были в 6 раз выше, чем в развитых странах. Сейчас ситуация чуть-чуть улучшилась и по ряду оценок эти затраты теперь выше западных “только-то” в четыре раза. А потребление воды промышленностью СССР на единицу конечной продукции было в 30 (!) раз выше, чем в развитых странах.

Еще в середине 70-х годов, председатель ГКНТ академик Кириллин, один из “отцов” советской энергетики подготовил специальную записку, в которой показывал, что энергоемкость конечной продукции в СССР (это другое, чем в среднем по стране) в шесть раз выше, чем в развитых странах. Тогда он поплатился за правду креслом, но через несколько лет эта цифра была принята и озвучена Генеральным секретарем ЦК КПСС Л.И. Брежневым. Даже если оценивать энергоемкость всей продукции, производимой в СССР, включая не только предметы потребления потребление, не только конечную продукцию, включающую кроме предметов потребления также и конечные промышленные продукты, но экономику в целом, все равно оказывается, что она в три раза выше по сравнению со странами первого ряда.

Но, главное, что определяло столь чудовищно нерациональную экономику – это так называемые “диссипативные циклы”.

Что такое диссипативный цикл в экономике можно понять из следующего классического примера: экскаваторы добывают железную руду. Из железной руды выплавляется железо. Из произведенного железа делаются станки и материалы, с помощью которых делаются экскаваторы, которые... добывают железную руду. В конечном итоге, отвалы растут, экскаваторы и станки ломаются и находят свое место на кладбище.. И все при деле – геологи, экскаваторщики, металлурги, машиностроители. А результат - нулевой. Ничто из сделанного в диссипативном цикле реально людьми не потребляется.

Что в поте лица производят люди, занятые в диссипативном цикле? – Ничего. Они заняты перемалыванием природных ресурсы в грязь, в труху, в отходы...

Надо понимать: диссипативные циклы неизбежно присутствуют в любой экономике. Это непременный элемент воспроизводства. Экономика без диссипативных циклов невозможна, как вечный двигатель, причем примерно по тем же причинам.

Вопрос, однако, в их доле. В советской экономике вес диссипативных циклов был чудовищен. Именно об этом свидетельствует, в частности, разрыв между оценкой энергоемкости “в среднем” и из расчета на “конечную продукцию” - чем ближе к “выходу”, тем худшим оказывается сопоставление – львиная дола энергии на самом деле обслуживает диссипативный цикл.

Но и “конечная” продукция – это еще не только потребляемая людьми продукция: экскаваторы, добывающие руду на хлеб не намажешь и в комнату вместо обеденного стола не поставишь. Если же взять энергопотребление на единицу реально потребляемых людьми вещей и услуг, то оказывается, что советская продукция на круг в 15 (!) раз более энергоемка, чем американская.

Иными словами, при западной эффективности, отбирая ровно те же природные ресурсы, что СССР и при тех же трудозатратах на единицу продукции, можно было бы обеспечить на выбор почти американский уровень жизни для всего населения СССР, обеспечить советский уровень жизни для без малого трех миллиардов человек – почти половине населения Земного шара, - или, наконец, гарантировать советский уровень жизни советским людям, при 26 рабочих днях в году.

“Потеть” как американцы, а жить в домах с дощатым туалетом и маяться в очередях за колбасой - это и есть цена плановой экономки, цена социализма.

Отсюда, кстати, ясно, насколько абсурдны любые разговоры о том, что, мол, “Запад - это общество потребления”, а для России, мол, свойственна “особая духовность”, не приемлющая “потребительского духа”.

Что, спрашивается, особо духовного в том, чтобы горбатиться столько же, как в США, а жить на порядок хуже? - Духовно было бы иметь сначала американскую эффективность, а уж потом выбирать, что нравится больше: работать 260 дней году и жить в “обществе потребления”, или жить скромно, по-советски, но работать 26 дней в году и тратить свободное время на медитацию.

Мало того, что советская экономика была беспрецедентно неэффективной. Она была еще и самой “грязной” в мире. Наряду с индексом отходов, можно ввести еще и индекс вредности производства: отношение количества вредных и токсичных отходов к объему бытовых отходов, характеризующему реальное потребление. Выяснилось, что советская экономика в шесть раз грязнее американской и в двадцать раз грязнее германской.

Впрочем, неэффективность советской экономики известна специалистам давно. В 1973 году большая группа ученых из разных институтов АНСССР и не только, под руководством президента АН СССР М.В.Келдыша и вице-президента АН СССР В.А. Котельникова подготовила эпохальный документ, мало известный широкой публике: “Комплексную программу развития СССР до 1995 года”. Документ включал 12 томов под грифом “Для служебного пользования” и три “совершенно секретных” тома, не рассекреченных до сих пор.

Однако, и “полуоткрытые тома” программы содержали уникальную информацию для размышления.

Предварительные итоги, или отложенный кризис.

Разумеется, в 1973 годы, вне зависимости от главных выводов, авторы должны были рисовать “светлое будущее”. Так появились в программе “благие намерения”, пригодные для озвучивания с трибуны съездов КПСС, но абсолютно нереализуемые. Предполагалось, например, развить к 1980 году программу продажи легковых автомобилей в кредит, обеспечить жильем каждую семью и много чего еще. Но не это было важно в Программе. Главным было скурпулезный анализ проблем советской экономики.

Вот каковы оказались итоги советского управления.

Окружающая среда: в результате эрозии и отсталых сельскохозяйственных технологий утеряны 25% уникальных черноземов.

Крупнейшая водная артерия Европейской части СССР – Волга – превратилась в 15% раствор неочищенных сточных вод. Еще хуже положение со многими малыми реками и водоемами.

В результате масштабного использования ДДТ, промышленных выбросов и ядерных взрывов в Семипалатинске и на Новой земле значительная часть территории загрязнена. тяжелыми металлами и опасными, в том числе радиоактивными изотопами. (недавние исследования показали, что в среди тех, кто попал в зону загрязнения радиоактивными выбросами от ядерных взрывов, число генетических мутаций удвоилось).

Сельское хозяйство. Потери в сельском хозяйстве составляли в СССР около 25% уже убранного урожая. Урожайность сохранялась практически на дореволюционном уровне.

При этом вот что поразительно: всего 1% процент земли, не лучшей земли, а худшей, находящейся под приусадебными участками давал не только пропорциональную долю зерновых - 1%, но еще и 70% (!) овощей и картофеля, производимых в стране, что лишь подчеркивает системный характер проблемы.

Труд и человек. Доля физического труда превышала аналогичную долю в развитых странах в 10 раз. Скрытая безработица в СССР, по оценкам специалистов (д.э.н. Татьяна Карякина), достигала 30%. Продолжительность жизни в России достигла своего максимума в 1969 году, после чего начала сокращаться. Соответствующие данные, которые до того публиковались во всех статистических справочниках были засекречены и исчезли из открытых источников вплоть до начала перестройки.

Потребление. В крупных городах – Москве, Ленинграде без малого половина населения продолжала жить в коммунальных квартирах – порождении революции и последовавшей индустриализации. Не позволило решить эту проблему даже массовое жилищное строительство, начатое еще Хрущевым. Многие десятки миллионов людей продолжали жить (и живут, к слову сказать, до сих пор) в домах без минимальных удобств – без канализации, с печным отоплением, и т.д. Телефонизация страны была пренебрежимо низкой. Во множестве населенных пунктов, прежде всего в сельской местности, телефонов не было вообще или были считанные единицы. Но и больших городах, Москве, Ленинграде, Киеве, Новосибирске, телефон был далеко не у каждой семьи.

На круг, из 1700 проверенных потребительских товаров уже в начале 70-х свободно можно было купить в магазинах лишь несколько десятков. Формально, цены на продукты, например, на мясо, даже после некоторого хрущевского повышения, оставались низкими. Однако двухрублевое мясо и пресловутая колбаса по 2 рубля 20 копеек встречалась только в Москве. Во многих городах в магазинах в семидесятые годы начали ликвидироваться мясные отделы, а основная масса населения покупала мясо на рынках и в магазинах потребкооперации по 6-7 рублей за килограмм. Сложилась “маятниковая” система закупки товаров населением. Жители областей, примыкавших к столичным городам вынуждены были их регулярно посещать, чтобы удовлетворить свои потребности. Это создавало опасную неустойчивость: в столичные города, особенно в Москву, приходилось стягивать все большие и большие потоки потребительских товаров, что еще больше оголяло остальную страну.

Монополизация советской экономики достигла чудовищных степеней. Около 80% наименований продукции производились на одном-двух предприятиях. Например, все прокладки для всех автомобильных двигателей в СССР выпускал один-единственный небольшой завод. Достаточно было ему остановиться, как остановилось бы все автомобильное производство страны – от “Жигулей” до ракетных тягачей.

Наконец, с 1963 года, СССР становится крупнейшим импортером зерна. И это - несмотря на распашку целины, которая несколько отсрочила продовольственный кризис, дамокловым мечом висевший над страной еще с первой половины пятидесятых, когда Председатель Совета министров Г.М. Маленков вынужден был опустошить стратегические запасы страны, чтобы предупредить надвигающийся голод. С началом массового импорта зерна, продовольственная безопасность страны оказалась под угрозой. Продукт коллективизации, советское сельское хозяйство подложило под страну мину, которая, как мы увидим, взорвалась позже – в 1989 году...

Список подобных “успехов” можно продолжать почти бесконечно. Точнее, надо было бы просто воспроизвести все двенадцать томов Программы, каждый из которых содержал ценнейшие, и иногда поистине убийственные данные о состоянии советской экономики, а еще лучше было бы рассекретить и закрытые тома.

Бичом народного хозяйства стали приписки, особенно в строительстве, работах по ремонту инфраструктуры, в сельском хозяйстве и государственной статистике, вынужденной представлять ситуацию в приукрашенном свете и пользовавшейся, к тому же, искаженными данными.

Последнее особенно важно, так как полностью дезориентировало людей. В знаменитой статье “Лукавая цифра”, известный новосибирский экономист Григорий Исаакович Ханин и один из лучших советских журналистов, профессионально писавших на экономические темы, Василий Илларионович Селюнин опубликовали расчеты темпов роста советской экономики, пересчитанные по более приближенным к международным стандартам методикам. Вот эта таблица:

Годы

Среднегодовой рост мат. производства

Официальные данные, %

Расчет, %

1961-1965

6.5

4.4

1966-1970

7.8

4.1

1971-1975

5.7

3.3

1976-1980

4.3

1.0

1981-1985

3.6

0.6

1986-1990

2.4

-

Таблица 1. Рост материального производства в СССР по годам.

Как видно из таблицы, темпы роста советской экономики снижались из года в год даже по официальным данным. Если эти данные экстраполировать, то начало масштабного кризиса можно было бы ожидать где-то к двухтысячному годы. По данным же расчетов Ханина и Селюнина, снижение темпов предвещало кризис уже к концу восьмидесятых. Тогда и начался сильнейший спад производства. Только в 1991 году ВВП страны упал на 11%, выплавка чугуна сократилась на 17%, валовый сбор зерна – на 24%, объем экспорта уменьшился на 34%, и т.д.

Надо заметить, что “Комплексная программа” была далеко не единственным документом, в котором еще в семидесятые годы содержались штормовые предупреждения. Многие специалисты наблюдали и отмечали снижение темпов роста экономики и стремительное снижение эффективности инвестиций. Например, согласно более поздним оценкам, инвестиции в колхозное сельское хозяйство за десятилетие с 70-но по 80-й год составили около 200 миллиардов рублей, но не привели ни к какому росту урожайности вообще, инвестиции в нефтяной комплекс за то же десятилетие удвоились по сравнению с предыдущими годами, а добыча нефти начала сокращаться.

Как полный провал можно охарактеризовать и развитие электроники. Так, например, в конце восьмидесятых в СССР производилось только 1.8 миллионов чипов, из которых более половины шло на военные нужды, тогда как США производили без малого 20 миллионов чипов. На военные нужды в США шел примерно тот же миллион чипов, что и в СССР, но остальные 19 миллионов шли в гражданские отрасли, что и определило мнение экспертов, что СССР отстал в электронике навсегда...

Кое-что из дискуссий специалистов, скрытых от глаз публики, просачивалось, однако, даже в доклады Генеральных секретарей КПСС. При внимательном их чтении, после “отжима” бравурных мелодий, в сухом остатке этих докладов находила отражение подчас озабоченность и высокой энергоемкостью производства, и низкой производительностью труда, и низким качеством товаров, и их дефицитом. Были в них и некоторые цифры, отражавшие экономическое неблагополучие страны.

Экономика СССР уже в 70-е годы созрела для крупномасштабного системного кризиса.

Кризис был, однако, отложен на 10-12 лет, до середины 80-х. Страну спасла благоприятная нефтяная конъюнктура. Но об этом подробнее в следующей статье.



С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Суббота, 17.11.2012, 18:47 | Сообщение # 8
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует

Карибский кризис: три удивительные вещи, о которых вы не знали

  из rus.ruvr.ru 

карибский кризис ракеты ссср снимок

Пятьдесят лет назад Карибский кризис поставил Соединенные Штаты и Советский Союз на грань атомной войны
По оценкам Пентагона, если бы вооруженный конфликт не удалось предотвратить, то погибли бы более 150 млн. человек, а в северном полушарии наступила бы «ядерная зима».

Вот три неизвестных большинству американцев обстоятельства, связанных с периодом, который историки называют «самым опасным моментом в истории человечества».

1. Карибский кризис едва не вызвал военный переворот в США

Члены Объединенного комитета начальников штабов в беседе с президентом Кеннеди настаивали на том, что упреждающий точечный удар является единственной верной реакцией на решение СССР о размещении ракет на Кубе.

Со своей стороны, министр обороны Роберт Макнамара (Robert McNamara) предложил идею о введении «карантина» в отношении острова. Американские должностные лица избегали употребления термина «блокада», ведь он означал бы открытие военных действий.

Члены ОКНШ «были явно недовольны этим», утверждает Роберт Пастор (Robert Pastor), директор Центра североамериканских исследований (Center for North American Studies) при Американском университете в Вашингтоне. Эти пентагоновские чиновники «выражали готовность начать войну, если Советы не согласятся вывести свои ракеты».

Позднее американские руководители узнали, что Советы тоже были готовы ударить по территории США тактическими ракетами в случае вторжения на Кубу американских войск, рассказывает доктор Пастор, зять Макнамары, который в конце 70-х годов занимал должность советника по национальной безопасности, отвечающего за латиноамериканский регион.

В своих мемуарах Роберт Кеннеди вспоминал, что «члены ОКНШ единодушно поддерживали идею начала боевых действий» и «активно старались продавить свою точку зрения, убеждая руководство в неэффективности блокады».

Особенно усердствовал генерал ВВС Кертис Лимэй (Curtis LeMay), который «настойчиво склонял президента к нападению, утверждая, что оно является жизненно необходимым».

В мемуарах также говорится о том, что Госдепартамент приступил к разработке «программы чрезвычайных мер, задачей которой являлось установление гражданского правления на Кубе после вторжения и оккупации страны». Макнамара довел до сведения правительства мнение военных, «считавших, что в случае вторжения следует ожидать очень больших потерь».

В конечном итоге президент Кеннеди все же решил ограничиться блокадой.

Во время переговоров с Советами Роберт Кеннеди предупредил оппонентов о том, что «в Пентагоне есть много людей, готовых действовать, если на это не решится президент, поэтому в США может произойти военный переворот», отмечает Пастор и добавляет, что «Роберт Кеннеди не блефовал».

После завершения кризиса Макнамара приехал к президенту и сказал: «Нам нужно заменить Лимэя и адмирала Джорджа Уилана Андерсона (George Whelan Anderson), руководителя военно-морскими операциями ВМС США. Они нарушают дисциплину, и нам нужно четко дать всем это понять». «Боб Макнамара лично рассказывал мне об этом», - вспоминает Пастор.

Президент ответил, что по политическим соображениям он может подвергнуть дисциплинарному взысканию только одного из вышеуказанных чиновников и предложил министру выбирать. Выбор Макнамары пал на Андерсона, которого сняли с поста и отправили послом в Португалию.

Роберт Кеннеди также осветил беседу президента с руководителями военного ведомства в своих мемуарах: «Как это происходит на всех подобных встречах, участники делали определенные заявления, считая их чуть ли не общеизвестными истинами, однако, на мой взгляд, они выглядели сомнительными. Например, один из членов ОКНШ настойчиво продвигал идею использования ядерного оружия, на том основании, что наши противники обязательно применят его в случае нападения». « Слушая этих людей, я думал о том, как часто военные предлагают решения, последствий которых просто никто не увидит, если дела пойдут не так, как было запланировано», - вспоминал он.

2. Фидель Кастро добивался уничтожения США с помощью ядерного удара

Такое откровение прозвучало на состоявшейся в 1989 конференции, на которой советские и американские специалисты пытались извлечь уроки из Карибского кризиса. Советолог Брюс Эллин (Bruce Allyn), бывший директор совместных американо-советских исследований, посвященных проблемам предотвращения кризисов, которые со стороны США проводила Школа государственного управления им. Кеннеди при Гарвардском университете, был ошарашен, услышав об этом во время обеденного перерыва, когда сидел за пепси и свекольным салатом.

Он располагался рядом с Макнамарой и Сергеем Хрущевым, сыном советского лидера, который расшифровал мемуары своего отца, не подвергшиеся цензуре. Как вспоминает доктор Эллин, автор книги, посвященной Карибскому кризису, под названием «На грани Армагеддона» (The Edge of Armageddon), «Сергей Хрущев наклонился вперед и тихо сказал: «Вы должны знать о том, что Кастро очень хотел нанесения упреждающего удара по территории США».

В качестве доказательства своих слов младший Хрущев привел одно место из мемуаров его отца. Просьба о нанесении ядерного удара была высказана в телеграмме Кастро, адресованной Хрущеву, в которой кубинский лидер предупреждал о неизбежности вторжения американских войск на Кубу и убеждал Советы в необходимости атаковать первыми.

Кастро, в частности, писал: «Если империалисты решат вторгнуться на Кубу в нарушение всех норм международного права и норм морали, данное обстоятельство станет отличным моментом для того, чтобы навсегда покончить с этой опасностью, совершив акт законной самообороны. Какими бы ужасными не были последствия таких действий, у нас просто нет другого варианта».

Телеграмма повергла советского лидера «в шок», рассказывает Эллин. В своих мемуарах Никита Хрущев подробно остановился на том, какую реакцию вызвало у него сообщение кубинского руководителя: «Он что, предлагает нам начать ядерную войну? Это же полное безумие!»

3. Никита Хрущев не был поджигателем войны, лишенным здравого смысла

Телеграмма, полученная от Кастро, встревожила и отрезвила Хрущева, утверждает Эллин. «Хрущев больше не стремился к вступлению в войну с Америкой», - отмечает он.

Прочитав послание он «поспешил объявить по радио о выводе ракет с Кубы».

В ответной телеграмме, адресованной Кастро, советский лидер ясно дал понять, что не собирается наносить упреждающий удар по территории США.

«Вы, конечно, понимаете, куда нас заведут такие действия, - писал Хрущев на Кубу, согласно своим мемуарам, - Это не просто удар, а начало термоядерной войны. Дорогой товарищ Фидель Кастро, я считаю ваше предложение неверным, хотя прекрасно осознаю ваши мотивы».

Кастро так и не простил Советам то, что они публично объявили о выводе ракет, даже не посоветовавшись с ним. Много лет спустя он отказал сыну Хрущева во въездной визе, когда тот собирался приехать на конференцию в Гаване.

В своей книге Эллин также развеял миф о событии, ставшем культовым моментом в истории сессий ООН. Он утверждает, что случай, когда советский лидер стучал ботинком по столу во время заседания – из-за чего и заслужил репутацию этакого сорвиголовы – на самом деле являлся недоразумением, сильно раздутым прессой. Один из журналистов споткнулся о ногу Хрущева в проходе, в результате чего у того с ноги слетел ботинок, однако руководитель СССР страдал лишним весом и поэтому поостерегся нагнуться и поднять его.

Сотрудник ООН поднял туфлю и положил ее на стол Хрущева. В этот момент в зале разгорелись ожесточенные дебаты, «представитель одной из стран оскорбил государство, являвшееся сателлитом СССР, среди участников заседания поднялся невообразимый гвалт, - рассказывает Эллин, - Хрущев встал с места, чтобы выступить, ведь он должен был ответить на оскорбление».

Он размахивал сначала одной рукой, затем второй. «В тот момент председательствующий не видел советского лидера, а ботинок преспокойно лежал на столе, - продолжает Эллин, - на самом деле он старался нащупать рукой ботинок, а не стучал им по столу».

Хрущев, безусловно, был «очень эмоциональным, решительным и волевым человеком, часто использовавшим весьма выразительные метафоры, однако то, что его считали «горячей головой», было стереотипом, порожденным пропагандой», которую обе стороны вели в период «холодной войны», полагает Эллин.

Тем не менее, по словам Эллина, до сих пор наиболее частый вопрос, который задают туристы во время экскурсии по зданию ООН в Нью-Йорке, звучит следующим образом: «Где именно сидел Хрущев, когда он колотил ботинком по столу?»



С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Среда, 28.11.2012, 08:06 | Сообщение # 9
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует
За что Хрущев обиделся на Сталина

Принципиальность Иосифа Виссарионовича выступает особенно рельефно при сравнении с поведением других высокопоставленных родителей, которые оказывались в таком же сложном положении. И даже не в очень сложном, просто когда над их детьми нависала какая-либо угроза.




Вспомнить об этом надобно не только для сопоставления, но еще и для того, чтобы показать одну из причин, способных посеять рознь, вызвать недоброжелательство, затаенную ненависть. А коль скоро речь идет о птицах самого высокого полета, то подобные эмоции рано или поздно отражаются на больших событиях государственной важности. Иллюстрацией к такому утверждению служит хотя бы история с Никитой Сергеевичем Хрущевым и одним из его сыновей.

Я мало общался с Хрущевым, только по военным делам, родственников не знал, о случившемся мне известно в основном из чужих уст, поэтому в подробности вдаваться не стану, очерчу лишь канву. Несколько молодых командиров (впредь буду употреблять термин "офицеры") коротали время в тыловом городе, кажется, в Куйбышеве.

Папенькины сынки-лоботрясы придумали развлечение, нервы щекочущее: стрелять из пистолетов в яблоки или бутылки на головах своих подружек, девиц определенного толка. Ладно бы в офицерскую рулетку сыграли, собственными жизнями рисковали, по крайней мере, это порядочно, а то ведь других под пули-то ставили. Прямо в номере гостиницы, после выпивки и постельных упражнений. В глазах муть, руки некрепкие, да и у девиц, вероятно, головы покачивались после предыдущих радостей. Вот и всадил сын Хрущева пулю не в яблоко, а прямо в лоб полуголой красавице. Наповал.

Суд поступил, на мой взгляд, не очень даже и строго. Штрафника разжаловали и отправили на фронт. Ему бы потерпеть, похлебать солдатской каши в окопах или отличиться в атаке, смыть с себя позор кровью. А он, видите ли, обиделся. И на власть, которая за шалости карает, и на отца, за то что не выручил, и на непосредственное начальство, которое относилось к нему, как ко всем, без поблажек. А обидевшись - при первой возможности перемахнул к немцам.

Сначала у нас думали, что просто в плен попал, всякие случайности бывают. Однако вскоре Хрущев-сын стал появляться во вражеских траншеях с радиоусилителем, уговаривая советских воинов последовать его примеру, переходить к немцам. Сдавайтесь, мол, поскорее, войну все равно проиграете, а немцы к перебежчикам относятся хорошо: тепло одевают, сытно кормят, увозят подальше в тыл, в спокойные места. Хочешь жить - штык в землю!

Нелепая ситуация: отец - первый секретарь ЦК ВКП(б) Украины, член Военного совета фронта, организует борьбу с оккупантами, воспитывает, вдохновляет людей, а сын его по радио, в листовках, в газетах призывает всех плюнуть на партию, на советскую власть и сотрудничать с гитлеровцами.

Вот Яков Джугашвили тоже в плену, но на предательство не пошел, за фашистов не агитирует, вреда не приносит, немцы держат его за семью замками где-то в глубине Германии. А молодой Хрущев гастролирует вдоль фронтовой линии, горланит перед микрофоном, вселяя сомнения, колебания в души воинов. Ведь это не кто-нибудь, а сын всем известного Никиты Сергеевича. Действовало. Особенно на украинцев.

Иосиф Виссарионович высказал Берии и Андрееву свое недовольство: провокатор, изменник наносит вред, а у нас что, нет возможности ему глотку заткнуть?! Сразу же были отданы соответствующие распоряжения нашей агентуре по ту сторону фронта, и буквально через несколько дней группа партизан проникла в оккупированный город и в короткой стычке отбила Хрущева-младшего, захватив его живым и почти здоровым - с несколькими синяками и шишками. Пришло время расплачиваться за грехи. Изменник должен был предстать перед партизанским судом.

А у народных мстителей за линией фронта законы были особые, похлеще, чем государственные. И вот тут впервые в дело вмешался Никита Сергеевич. Вызванный в Москву на какое-то совещание, он нашел возможность поговорить со Сталиным о своем сыне. Не защищал его, а лишь попросил вывезти из немецкого тыла и судить обычным военным судом. При этом, конечно, появлялась какая-то возможность сохранить сыну жизнь.

Очень просил Никита Сергеевич, даже унижаясь. Понимал всю сложность положения, но ведь как не порадеть своему, родному... Иосиф Виссарионович ответа сразу не дал. С одной стороны, провокатор уже обезврежен, а Никита Сергеевич мучается, страдает. Может, не надо усугублять его переживания? Но с другой стороны, за сыном не одно, а несколько тяжких преступлений заслуживает самой суровой кары. С какой стати ему поблажку давать?! Руководящие товарищи, их семьи на виду, на них смотрят, с них спрос особый. Никакого попустительства, а то ведь игумен за чарку, а чернецы за ковши.

Сталин велел запросить партизан о возможности переброски провокатора самолетом на Большую землю. Ответ пришел неожиданный и столь резкий, что его сразу доложили Иосифу Виссарионовичу. Партизаны сообщили, что при захвате предателя погибли несколько боевых товарищей. Для чего старались, для чего были жертвы, чтобы вывезти изменника в безопасное место, укрыть от заслуженного возмездия? Очень это обидно. Раненых, которым сложные операции требуются, отправить не на чем, а за предателем самолет придет, летчиков на риск пошлют?! Нет у партизан на это согласия.

- Они правы, - сказал Сталин. - Пусть судят сами. Как решат, так и будет.

Изменника расстреляли. Хрущев-старший отказался от сына, о нем нигде не упоминали, будто он и не существовал никогда. Однако в глубине души Никита Сергеевич сохранил обиду на Сталина: мог, дескать, посодействовать, а отказал. Возникла язвочка, которая растравлялась потом другими обидами, большими и малыми, в общем-то неизбежными при совместной работе в трудное время. Рос нарыв, который через несколько лет подтолкнет Никиту Сергеевича в стан недоброжелателей стареющего вождя.

Лопнет этот нарыв после смерти Сталина: с высокой партийной трибуны обрушит злопамятный Хрущев на Иосифа Виссарионовича поток критики, смешивая то, что было, с мутными домыслами, сваливая на Сталина все грехи, в том числе и свои. Отомстит, отведет душеньку.

В.Успенский, "ТАЙНЫЙ СОВЕТНИК ВОЖДЯ"



С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Воскресенье, 06.01.2013, 08:35 | Сообщение # 10
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует

Предательство СССР. Перестройка Хрущёва

  из topwar.ru

Большинство граждан погибшего СССР согласится с мнением, что перестройка М. С. Горбачёва стала катастрофой для десятков миллионов людей, а благо принесла лишь незначительной прослойке «новой буржуазии». Поэтому необходимо вспомнить о первой «перестройке», которую возглавил Н. С. Хрущёв, и которая должна была уничтожить СССР ещё в 1960-е годы. Однако тогда она до конца не прошла, Хрущёва смогли обезвредить.

Удар по будущему СССР

Для начала силы стоящие за Хрущёвым (не до конца обезвреженная «пятая колонна», т. н. «троцкисты», действовавшие в интересах США и Великобритании), устранили И. В. Сталина и Л. П. Берию. В этом деле Хрущёв опирался не только на «троцкистов», но и на многих деятелей «старой закалки», вроде Маленкова и Микояна. Они были должны отправиться на почётный отдых, на смену шли талантливые и получившие уже в СССР образование молодые кадры. Сталин фактически уже начал кадровую реформу, когда на XIX съезде КПСС в октябре 1952 года он не только высказал идею выдвижения на высшие посты государства преданной делу и образованной молодёжи, но и заменил Молотова, Микояна, Кагановича и Ворошилова. Процесс смены кадров только набирал обороты, поэтому, вопрос, что делать с вождём, стал для партийных функционеров ребром.





Имела и ещё одна важная причина для ликвидации Сталина и его наследия. О ней обычно не вспоминают, хотя она имеет большое значение, т. к. для определённой категории людей свой карман важнее интересов государства и народа. На октябрьском пленуме 1952 г. Сталин высказал мнение, что примерно в 1962-1965 гг., при сохранении нынешних темпов развития народного хозяйства, станет возможным переход СССР от социализма к коммунизму. И начнётся этот переход с ликвидацией в Союзе денег. Они останутся только для внешней торговли. Понятно, что для значительной части номенклатуры это был сильный удар. К этому времени уже фактически сформировался особый чиновничий класс, который имел круглые суммы в рублях. Несомненно, у многих скопились значительные суммы и на счетах иностранных банков. Если через 10-15 лет в СССР наступит коммунизм, то, что будет с этими деньгами? Бежать за границу? Значит, потерять свой высокий статус, все награды, титулы будут аннулированы. Единственный выход – как можно скорее избавиться от Сталина и его последователей.

Избавиться от Сталина «врагам народа» надо было и ещё по одной важной причине – Иосиф Виссарионович выдвинул идею постепенного преобразования компартии: она должна была потерять роль «управленца» государством, став кузницей управленческих кадров, воспитательная функция партии должна была выйти на первый план. Естественно, что многие партийные функционеры не хотели терять рычаги управления государством, отдать реальную власть выборным советским органам (СССР шёл по пути установления настоящей народной власти).

Эти и другие мероприятия были задуманы на среднесрочную перспективу, но заставили многих высших деятелей партии испугаться. Именно поэтому никто из старой ленинской гвардии не попытался остановить ликвидацию Сталина и Берии, или сами продолжить их дело. Их устаивало сложившееся положение. Понятно, что большинство высших партийных функционеров не имело отношения к заговору – их можно условно назвать «болотом». Некоторые знали о нём, другие догадывались, но их бездействие помогло активной группе заговорщиков (Хрущёв был вершиной «айсберга»). Это был первый и самый важный шаг на пути будущей «перестройки» Советского Союза. Советские народы были лишены будущего, открывающейся блестящей перспективы, которая позволяла перевести человечество на новый этап развития, открыть своего рода «Золотой век» планеты. СССР под руководством Сталина и его соратников мог и уже предлагал человечеству иную концепцию развития, более справедливую и человечную, чем западная. Этим объясняется огромная популярность СССР и его модели развития в сталинскую эпоху. Хрущёв и стоящие за ним люди перечеркнули эту возможность.

Вторым шагом, который нанёс страшный удар делу Сталина и образу СССР во всём мире, стал доклад Хрущёва о культе личности Сталина в феврале 1956 года на XX съезде компартии. Фактически этот доклад стал своего рода точкой отсчёта начала антисоциалистических, антинародных реформ и экспериментов Хрущёва. Этим актом был подорван фундамент всей советской государственности. Миллионы людей, как в СССР, так и за рубежом, искренне принявшие идеалы коммунизма, были разочарованы. Сильно упал престиж СССР и авторитет советской власти. Произошёл и определённый раскол в партии, многие коммунисты, возмущённые нападками на Сталина, стали выражать своё возмущение. В сердцах людей было посеяно недоверие к власти. В Чехословакии, Венгрии и Польше началось опасное брожение. Раз курс Сталина был «преступным», зачем оставаться в социалистическом лагере? Западный мир получил прекрасный инструмент для информационной войны с СССР и соцблоком, стал умело подогревать «реформаторские», либеральные настроения.

Хрущёв, очевидно, не был гением разрушения, но за него хорошо поработали другие люди. Так, очень умным шагом стало нарушение принципа: «каждому по его труду». Повсеместно в СССР ввели уравниловку. Теперь и «стахановцы», и лентяи получали одинаково. Этот удар имел долгосрочные перспективы – люди постепенно стали разочаровываться в социализме, его пользе, стали присматриваться к жизни в западных странах. Ещё один сильный удар по социализму в СССР Хрущёв нанёс с помощью введения повышения роста трудовых норм: рост зарплаты-пайка был заморожен (при Сталине, после ликвидации последствий войны, ежегодно зарплаты повышались, а цены на наиболее значимые товары сокращались, что символизировало уровень качества управления в СССР), а нормы выработки стали расти. Производственные отношения при Хрущёве стали напоминать лагерные. Стоит напомнить, что при Сталине материальная, денежная стимуляция была в почёте. Даже на фронте военным платили за сбитый самолёт или подбитый танк противника. Понятно, что многие фронтовики не принимали этих денег, считали это неприемлемым в такое тяжёлое время, но сама система существовала. Нормы выработки при Сталине поднимались в связи с внедрением на производстве новых мощностей, передовых технологий.

В результате при Хрущёве стал оформляться «социалистический» вариант толпо-элитарной модели управления, характерный для западной цивилизации. Народ должен был служить партийно-чиновничьей номенклатуре («элите»), которая создавала для себя особый мирок. Понятно, что в первую очередь это касалось партийной верхушки. Традиционно СССР считали социалистическим, но базовые принципы были уже нарушены. Хрущёвский социализм можно смело называть госкапитализмом. Один из главных признаков капиталистического общества – это постоянный рост цен, причём в первую очередь на товары первой необходимости. При Хрущёве цены поползли вверх.

Удар по вооружённым силам

Большой урон Хрущёв нанёс и обороноспособности СССР. При Сталине, сразу после восстановления разрушенного войной народного хозяйства, был взят курс на строительство мощного океанского флота. Зачем СССР океанский флот? Сталину было очевидно, что «мирное сосуществование» капитализма и социализма невозможно в принципе. Столкновение было неизбежным. Поэтому СССР нужен был мощный флот, чтобы не бояться агрессии великих морских держав – США и Великобритании, и иметь возможность отстаивать свои интересы в любой точке Мирового Океана. Необходимо учесть и тот факт, что сильная судостроительная отрасль давала стране тысячи, десятки тысяч рабочих мест. Хрущёв уничтожил этот грандиозный и смертельно опасный для Запада проект на корню.

Кроме того, сильнейший удар был нанесён по советской авиации, которой Сталин уделял огромное внимание. Этот враг стал утверждать, что раз у СССР есть хорошие баллистические ракеты, то якобы на другие направления можно серьёзно сократить расходы, включая авиацию. Значительное количество самолётов было отправлено на слом, хотя могли ещё долго стеречь Родину, многие перспективные, прорывные проекты были «зарезаны». Таким образом, Хрущёв нанёс сильные удары по ВМС и ВВС СССР (да и другие войска пострадали), а в настоящее время мы видим, что именно авиация и флот являются важнейшими инструментами в обеспечении суверенитета государства.

Офицерский корпус при Хрущёве просто искромсали. Сотни тысяч опытнейших военных специалистов, имевших за плечами опыт самой страшной в истории человечества войны, героев войны просто отправили в отставку. Людей просто лишили земли под ногами, уволив без переобучения, без жилья, без направления на новую службу. Были расформированы многие дивизии, полки и училища. Было пущено под нож множество важнейших военно-научных проектов и разработок, которые могли превратить Советский Союз в военно-космическую сверхдержаву, державу 21 столетия уже во второй половине 20 века. Запад разоруженческие инициативы Хрущёва, линию на «разрядку напряженности» не оценил, ядерные испытания продолжались, армии и флоты не сокращались, гонка вооружений продолжалась.

Разрушение сельского хозяйства и русской деревни


Нанёс Хрущёв страшный удар и по советскому сельскому хозяйству, русской деревне. Продовольственная безопасность, это один из фундаментов государства. Если государство не способно себя прокормить, оно вынуждено закупать продовольствие за границей, платить за него золотом и своими ресурсами. Хрущёвское укрупнение колхозов (их число в 1957-1960 гг. сократилось с 83 тыс. до 45 тыс.) и было этим предательским ударом по советскому сельскому хозяйству. Тысячи процветающих советских коллективных хозяйств, деревень были объявлены нерентабельными и в короткие сроки по надуманной причине уничтожены. Одним из направлений атаки на село, стало закрытие машинно-тракторных станций (МТС) в 1958 году. Теперь технику приходилось выкупать (причём по цене новой), содержать, ремонтировать и закупать самим колхозам, что легло на них неподъемным грузом. У колхозов не было нормальной ремонтной базы, ангаров для хранения. Тысячи квалифицированных кадров предпочли искать другую работу, чем получать более низкую плату в колхозах. Уничтожение тысяч «неперспективных» деревень практически стало смертельным ударом по русской деревне. По всему СССР, особенно в великорусских областях, появились брошенные деревни, хутора, фактически шёл процесс «обезлюживания» коренных русских областей. Курс на ликвидацию «неперспективных» деревень имел и огромный отрицательный демографический эффект, т. к. именно русская деревня давала прирост населения (к тому же более здоровый в плане психики и физического здоровья, чем города).

Ряд реформ и экспериментов ещё более усугубили ситуацию в сельском хозяйстве (итогом стала закупка продовольствия за границей). Огромные средства и силы были вложены в освоение целинных и залежных земель Поволжья, Южной Сибири, Казахстана и Дальнего Востока. При более здравом подходе, рассчитанном на долгосрочный эффект, результат мог быть положительным. Но при методах «штурма и натиска», результат был плачевен. Старые области сельского хозяйства в Европейской части России были заброшены, молодёжь и опытные кадры перебросили на целину. Непродуманные проект поглотил огромные деньги. Освоенные огромные площади стали превращаться в солончаки и пустыни, пришлось срочно вкладывать большие деньги в проекты по восстановлению земли, её защите. Убытками обернулся и кукурузный проект, и «мясная кампания», и «молочные рекорды». Сельское хозяйство просто затопил вал дезорганизующих мероприятий.

Хрущёв умудрился провести и «вторую коллективизацию» - по решению декабрьского пленума ЦК 1959 года личный скот призвали скупить, а приусадебные участки, подсобные хозяйства запрещались. Якобы домашнее хозяйство мешает крестьянам полностью выкладываться в колхозах. Таким образом, нанесли удар по благосостоянию селян, которые за счёт своих подсобных хозяйств могли получать дополнительный доход. Многих сельских жителей эти меры заставили перебраться в город или уехать на целину, т. к. там можно было «выйти в люди».

Курс на реабилитацию народов. Изменения в территориально-административном делении

7 февраля 1957 года была восстановлена Чечено-Ингушская республика (ЧИР), в её состав включили несколько автономных казачьих районов терского правобережья (они были лишены автономии). Кроме того, Ставропольского края в пользу ЧИР отрезали 4 района терского левобережья, которые ранее в Чечено-Ингушскую республику не входили. А восточную часть Ставрополья - Кизлярский район, населённый русскими, передали Дагестану. Во время реабилитации репрессированных народов, чеченцам мешали возвращаться в горные районы, направляли на земли казаков. Ещё одну «мину» заложили передачей в 1957 году из состава РСФСР Крымской области в Украинскую ССР.

В 1957—1958 гг. были восстановлены национальные автономии «невинно пострадавших» от сталинских репрессий калмыков, чеченцев, ингушей, карачаевцев и балкарцев, эти народы получили право вернуться на свои исторические территории, что привело к ряду столкновений на национальной почве и заложило основу для будущих конфликтов.

Также надо отметить, что в рамках кампании продвижения «национальных кадров» представители «титульных народов» стали получать ключевые посты в администрациях, партийных органах, народном хозяйстве, системе образования, здравоохранения, культурных учреждениях. Эти меры имели крайне отрицательные последствия для будущего СССР. «Замороженная» при Сталине «мина» национальных республик, автономий, особого внимания к «национальным кадрам», национальной интеллигенции при Горбачёве в клочья разнесёт Советский Союз.

Утечка золота. Основные внешнеполитические «достижения»


Москва, в рамках курса на «пролетарский интернационализм», развернула широкомасштабное финансирование советским золотом десятков заграничных коммунистических партий. Понятно, что это стало стимулированием значительного количества «паразитов». Полуискусственные компартии стали появляться, как грибы после дождя. Многие из них, когда Хрущёва отстранили от власти и финансовый поток сократился, развалились или сильно упали в числе членов. В рамках же этого же курса шло беспрецедентное по своим масштабам финансирование различных режимов в Африке, Азии и Латинской Америке, которые называли «дружественными». Естественно, что многие режимы охотно принимали помощь советских «братьев», чтобы получить фактически безвозмездное финансирование, помощь со стороны советских специалистов в области экономики, обороны, образования, здравоохранения и пр. В большинстве же случаев эта финансовая и материально-техническая (да и политическая) помощь не приносила выгоды для СССР. Уже в годы Российской Федерации Москва списала десятки миллиардов долга с ряда стран. А эти деньги, ресурсы, силы можно было направить на развитие СССР.

В частности, Москва совершенно зря поддерживала Египет. Объединенная Арабская Республика (Египет и Сирия) получила ОТ СССР кредит в 100 млн. долларов на строительство Асуанской ГЭС, советские специалисты помогли и в её сооружении. Москва фактически спасла Египет от объединенной агрессии Франции, Англии и Израиля. Результат был плачевным - режим Садата переориентировался на Соединенные Штаты, в стране начались преследования коммунистов. Совершенно зря поддерживали Ирак и ряд других арабских и африканских стран.

Большой ошибкой внешней политике при Хрущёве стал разрыв отношений с Китаем. Во времена Сталина русские были для китайцев «старшими братьями», при Хрущёве стали врагами. СССР пришлось создавать на границе с Китаем мощную военную группировку, проводить мероприятия по укреплению границы. При Хрущёве Москва пообещала отдать японцам три острова Курильской гряды (просто не успели). Из-за этой ошибки (предательства!?) у России до сих пор с Японией напряжённые отношения. Токио дали надежду на передачи части Курил. И японская элита надеется, что во время новой перестройки в России, Итуруп, Кунашир и Хабомаи перейдут Японии.

В целом удар, который хрущёвская перестройка нанёсла по демографии, экономике и обороноспособности СССР, был страшен, но не смертелен. Хрущева отстранили от кормила СССР и не позволили завершить разрушение Союза. Однако именно со времени Хрущёва СССР был обречён на гибель (его могли спасти только коренные меры). Особенно страшную опасность представляло изменение сознания советского человека. Хрущёвские реформы, в частности уравниловка и привилегированное положение номенклатуры, привели к тому, что духовные ценности значительной части советского общества изменились в худшую сторону. Вирус «западничества», потребительства стал постепенно убивать душу СССР. Многие советские граждане, особенно молодые, стали считать, что труд на благо общества – это обман, наглая эксплуатация, которую навязывают средства пропаганды. Что мечта о коммунизме – это химера, миф, который никогда не сбудется. А чтобы хорошо жить, надо стать чиновником или партийным функционером. В результате советскую вертикаль власти стали заполонять приспособленцы, карьеристы, люди у которых материальное благополучие было высшим идеалом.

Именно тогда Запад получил возможность постепенно изменять сознание жителей СССР, вести подспудную информационную войну против советских (русских) идеалов. Как известно, наряду с хрущёвской «оттепелью», против советского народа развернулась мощная информационная кампания. Шла подмена ценностных ориентиров. Духовные ценности подменялись материальными. Именно в эпоху хрущёвских реформ был сформирован класс обывателей-мещан, образы которых можно увидеть в советских фильмах, для которых деньги и вещи стали главными в их жизни. Правда, в СССР ещё доминировали поколения героев индустриализации 1930-х годов, Великой Отечественной войны, поэтому свой весомый вклад в разрушение СССР «мещане» смогли внести только при Горбачеве. Так, фактически была создана почва, социальная основа для будущего разрушения Советского Союза. Именно эти люди с радостью приняли реформы Горбачёва и Ельцина, им было наплевать на великую державу, кровь и пот многих поколений. Они надеялись, что будут жить как за бугром, красиво и припеваючи. Однако жизнь быстро расставила всё по местам. Народная собственность оказалась в руках лишь немногих хищников.

Нельзя забывать об этом самом омерзительном факторе «перестройки» Хрущёва – материализации и индивидуализации сознания части советских людей. К сожалению, в настоящее время этот процесс только получил развитие. Разрушительные действия Хрущёва стали основой для развала и гибели Красной империи.


С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Пятница, 15.02.2013, 19:54 | Сообщение # 11
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует

Поздний СССР как пролог к предательству...

  из nnm.ru 

Поздний СССР как пролог к предательству.

 

Март 1953 года. Не прошло и месяца после смерти (я считаю — убийства) Сталина. Совет министров постановлением №895-385 от 25 марта 1953 прекращает строительство 25 важнейших стратегических объектов.

 Среди них — тоннельно-мостовой переход с материка на остров Сахалин. Среди них — приполярная железная дорога от Воркуты до устья Енисея. И та и другая стройки — создание условий для доступности стратегически значимых территорий СССР.

Сейчас США в открытую говорят о своём военном присутствии в Северном Ледовитом океане, а японцы в который раз муссируют проблему северных территорий. Как изменились бы наши нынешние позиции, будь эти стройки завершены 50 лет назад?

Приполярная железная дорога обеспечила бы круглогодичный грузопоток вне зависимости от навигационных условий на Северном морском пути. Возможность освоения Сибири со стороны севера, по Енисею и другим северным рекам, доступность Таймыра, шельфовой зоны Северного Ледовитого океана открывали потрясающие перспективы!

Дорога была практически достроена, с неё даже начали понемногу вывозить строительную технику. По ней было открыто рабочее движение, не охватывавшее только центральный, строящийся участок. На постройку дороги было затрачено 42млрд. рублей. На достройку, по самым недоброжелательным прогнозам, требовалось не более 2,5млрд. рублей.

Строительство было закрыто. Брошены паровозы, сотни километров железнодорожного полотна и насыпи. Остались брошены депо, разъезды, паромы. Стройка была забыта — а в последствии и оболгана. Найдено множество оправданий решению «не доделывать» — от нерентабельности железной дороги, до ошибок в постройке — но они не выдерживают критики. Тем более, когда речь идёт о стратегических вопросах. Там рентабельность вложений определяется отнюдь не сиюминутной выгодой

В дальнейшем количество «странных» решений, которые обесценивали достижения предыдущих лет, только росло.
В 1953 году прекращена политика ежегодного снижения цен на основные продукты потребительской корзины.

Поздний СССР как пролог к предательству.


Сельскохозяйственные эксперименты Хрущёва аукаются до сих пор. Непродуманное освоение целины, тотальное насаждение кукурузы и при этом вытеснение традиционных культур. Многие «льняные» районы Тверской области, к примеру, после кукурузной кампании так и не смогли восстановить льноводство.

 

В 1956 году Хрущевым взят курс на разрушение системы частного предпринимательства в СССР. Ликвидируются артели, кооперативы. Отлаженная система производства товаров народного потребления, наиболее гибко реагирующая на реальный рыночный спрос, ликвидирована. Национализируются заводы, оборудование, принадлежащее артелям.

Чуть позже взят курс на ликвидацию приусадебных хозяйств в деревне. Вводятся налоги на крупный рогатый скот, на плодовые деревья. Приусадебные хозяйства, доходившие при Сталине до 1 гектара, были урезаны, земли переданы в общеколхозное пользование. Началось наступление на сельскую производственную инициативу.

Технический парк машинно-тракторных станций был передан колхозам с обременением по его выкупу и обслуживанию. Если раньше колхоз на льготных условиях покупал услуги МТС по машинной обработке земли, то теперь бремя длительных малооборотных инвестиций легло на плечи крестьян. Резко упала обновляемость техники, колхозы не были заинтересованы в её приобретении, тут бы за старую расплатиться. Сократились разработки новых образцов сельхозоборудования.

Одновременно с этим якобы для оптимизации землепользования колхозные земли (то есть переданные крестьянам в бессрочное пользование) перераспределяются между колхозами, отчуждаются безвозмездно.

В январе 1957 года Хрущёв лично предложил отменить ведомственное подчинение предприятий, а предприятия отдать в ведение регионов. С какого потолка было взято предположение о том, что ресурсы будут распределяться рациональнее, и все возникающие проблемы будут решаться быстрее- не понятно.

На местах создали советы народного хозяйства — совнархозы. Министерства переименовали в комитеты, сократили и оставили им функцию технического контроля над предприятиями.

Разумеется, были разрушены и производственные и межотраслевые связи. Госплан СССР, осуществляя планирование, не мог осуществлять межотраслевое руководство!

В 1963 году решили разделить обкомы на сельские и городские. Учитывая то, что партия, по сути, представляла собой параллельную руководящую структуру — и эта реорганизация не привнесла никаких улучшений, способствуя хаосу.
В 1965 году было принято решение вновь образовать республиканские и общесоюзные министерства по отраслям промышленности и отменить деление обкомов на городские и сельские.

ХХ съезд партии, оболгав Сталина, положил начало расколу в мировом коммунистическом движении. А уж негативные психологические последствия этой подлости для Советского народа — «нации 9 мая» — требуют отдельных исследований. Несомненно, что это явилось одной из причин потери доверия к власти и последующей политической инфантильности народа.

В наши дни либерасты и демшизоиды твердят о неэффективности экономики СССР. Однако, при том количестве необоснованных, ошибочных решений, которые были приняты во время правления Хрущёва, возникает удивление — а как вообще смогла выжить Советская экономика, и даже развиваться вплоть до волюнтаристской ликвидации СССР представителями партийной элитки?

Есть и представители патриотической прессы, которые искренне не могут понять, как один человек — Горбачёв — смог своими действиями положить конец существованию огромной империи.

Процитирую тут видного государственного деятеля СССР, И.А. БЕНЕДИКТОВА:

 

В России от первого лица всегда зависело и будет зависеть очень многое. …..... Если компетентное руководство резко ускоряет развитие страны, то некомпетентное в такой же степени резко тормозит и даже поворачивает его вспять. Сталин доказал первое, Хрущёв второе. Всё зависит от того, кто придёт на смену нынешнему, промежуточному по своей сути руководству. Если Сталин со своей командой — пойдём вперёд такими шагами, что лет через десять-пятнадцать все останутся позади, включая и хвалёную Америку. Ну а если руководители мелкобуржуазной закваски типа Хрущёва, плохо будет. Второго Хрущёва страна просто не выдержит. И не потому, что строй плох или государство слабое. Никудышный капитан, повторяю, способен разбить о скалы самое современное судно. Достаточно выпустить руль из рук.

 

 Неизвестная битва, или Переписанное завещание.

За пять месяцев до смерти (я считаю — насильственной) Сталина.

 В октябре 1952 года состоялся XIX Съезд КПСС, первый за 13 прошедших лет. Обсуждались многие вопросы, для нас же важно, что в результате съезда:

Вся полнота законодательной власти в стране передавалась Верховному Совету, а исполнительной власти — Совету министров, Правительству СССР. На местах полнота власти передавалась исполнительным комитетам местных советов.

Все решения Верховного совета должны были подготавливаться рабочими комитетами Верховного совета, при этом решения должны были проходить юридические и административные согласования, а также обсуждение в СМИ и на предприятиях. (Надо сказать, что общественные дискуссии к тому моменту стали обычным явлением, это нам сейчас сложно себе представить всестороннее конструктивное обсуждение проекта в СМдезИ)

Таким образом, партия была отстранена от хозяйственного, административного и законотворческого управления страной.

Собирался ли Сталин упразднять КПСС (переименованную из ВКП(б) на том самом XIX съезде)? 
Нет. Но функции Партии должны были быть существенно изменены.

Из параллельной системы управления страной, Партия должна была стать своего рода нейронной сетью, связующей Советское государство. Партия должна была обеспечивать обратную связь властным органам, давать рекомендации и оценки процессам, происходящим в стране, позволять оперативно реагировать властным органам на вызовы времени. По сути, Партия должна была стать основой и опорой Гражданского общества.

Поздний СССР как пролог к предательству.


За Партией также оставалась идеология — и что Сталин считал чрезвычайно важным — разработка новой коммунистической теории, необходимой в новых условиях.

 Марксистскую экономическую теорию Сталин подверг острой критике в работе «Экономические проблемы социализма в СССР», доказав, что в условиях Социалистического способа производства перестают существовать сами явления, составляющие суть теории Маркса.

Цитирую:

 " — необходимо откинуть и некоторые другие понятия, взятые из “Капитала” Маркса, где Маркс занимался анализом капитализма, и искусственно приклеиваемые к нашим социалистическим отношениям. Я имею в виду, между прочим, такие понятия, как «необходимый» и «прибавочный» труд, «необходимый» и «прибавочный» продукт, «необходимое» и «прибавочное» время (выделено при цитировании). Маркс анализировал капитализм для того, чтобы выяснить источник эксплуатации рабочего класса, прибавочную стоимость, и дать рабочему классу, лишенному средств производства, духовное оружие для свержения капитализма. Понятно, что Маркс пользуется при этом понятиями (категориями), вполне соответствующими капиталистическим отношениям. Но более чем странно пользоваться теперь этими понятиями, когда рабочий класс не только не лишен власти и средств производства, а, наоборот, держит в своих руках власть и владеет средствами производства."

Партия должна была взять на себя рекомендательную кадровую политику, а также участвовать в разрешении производственных и административных конфликтов.

Безусловно, у Сталина были причины так реформировать Партию. Народное хозяйство требовало руководителей-профессионалов. Партийное руководство, вмешиваясь в хозяйственную деятельность на разных уровнях, часто не обладало надлежащей компетенцией в решении вопросов.

И, возвращаясь к первой части моего повествования — с горечью приходится констатировать правоту Сталина. Сразу после его устранения прежняя параллельная структура партийного управления была восстановлена.

 

Заключительная.
Принцип единоначалия — один из важнейших принципов управления. Тот, кто руководит делом, тот за него и отвечает. Само параллельное существование двух управленческих структур создаёт основания для сбоев в работе.

 Тем более, если одна из этих структур, обладая всей полнотой власти и отдавая решения, не несёт за них ответственности. А тем более — если действует в разрез с декларируемыми принципами. Если же такая структура обладает идеологическими преференциями — то она неизбежно становится аттрактором для ищущих выгоду.

Иными словами — привлекает в себя паразитов.

Именно такой структурой была КПСС к 80-90-м годам.

Организация, которая должна была стать выразителем воли передовой части общества, стала инструментом узурпации общественной воли относительно небольшой партийной верхушкой.

Не обладая современной идеологией, цепляясь за марксистские догмы, КПСС тем не менее претендовала на руководство внешней и внутренней политикой страны. И, если внешняя политика еще могла быть построена на риторике Марксизма-Ленинизма, то в экономике, и в особенности в наукоёмких отраслях руководящая роль выкладок столетней давности вызывала лишь раздражение.

Поздний СССР как пролог к предательству.


Появившийся из недр Политбюро Горбачёв успешно канализировал накопившиеся противоречия и запустил процессы, во многом аналогичные хрущёвским. Правда, вектор внешней политики был кардинально противоположным. Проще говоря, во внешней политике Горбачёв просто сдал многие позиции СССР. А внутри страны борьба за власть среди партийной паразитической элиты переросла в предательство, — разделение страны, ликвидацию экономики под руководством экономических советников США, приватизацию Государственного банка и прочие малоприятные вещи.
Последствия пересказывать не надо — их мы расхлёбываем до сих пор.



С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Суббота, 16.02.2013, 15:40 | Сообщение # 12
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует

Друзья Никиты Хрущёва

Как и у любого крупного политического деятеля у Никиты Сергеевича Хрущёва были политические союзники,друзья.

Некоторые из них окончили свою жизнь в славе и почёте.Такие как например А.Микоян,Р.Малиновский и С.Д.Игнатьев.

Возможно потому что сами предали Хрущёва в 1964 году.Для таких людей предавать—как дышать.Они лгали и предавали всю свою сознательную жизнь.

Но не всем друзьям Н.Хрущёва так повезло.

АЛЕКСАНДР УСПЕНСКИЙ

Они подружились с Хрущёвым ещё в начале 30-х говов по работе в МГК.Хрущёв и Успенский были очень близки.Успенский был частым гостем в доме Хрущёва.

В 1938 году Н.Хрущёв стал секретарём ЦК УССР.Он продавил назначение наркомом УССР своего друга А.Успенского…они добились получения лимита на 30 000 человек.

За время плодотворной работы они репрессировали почти…..200 000 человек. …Хрущев был один из немногих членов Политбюро, кто лично участвовал, вместе с Успенским, в допросах и даже пытках арестованных.

Л.Берия став наркомом НКВД приказал арестовать Успнского…..тот бежал и был позже пойман.

Предательство

Хрущёв во всем обвинял Успенского….

На суде Успенский оправдывался—«Я исполнял все указания тов.Хрущёва»….его приговорили к расстрелу.

Жена Успенского подала прошение о помиловании и его готовы были удовлетворить…..но вмешался Хрущев.

Он рекомендовал Президиуму Верховного Совета отклонить ее просьбу о помиловании.Так он в 2 раз предал своего друга А.Успенского

СЕМЁН КОНСТАНТИНОВИЧ ТИМОШЕНКО

Они подружились ещё в 1937 году.Стали близкими друзьями.Тимошенко тогда стал командующим Киевским вокенным округом.

В 1938 году Н.Хрущёв прилетел в Киев в качестве секретаря ЦК УССР.С этого момента они работали сообща.

В 1940 году Хрущёв сумел продавить назначение Тимошенко наркомом обороны СССР.

С началом ВОВ всеми западными округами руководили люди Хрущёва-Тимошенко..Что привело к катастрофе.

4 июля Тимошенко возглавил командование ЗФ.С этого момента и вплоть до Сталинградской битвы эта сладкая парочка будет руководить РККА…Причём последнее слово как ни парадоксально всегда было за Хрущёвым.

Нельзя словами описать сколько они принесли вреда,своим очевидным предательством.

В конце концов Сталин снял Тимошенко с командования Донским фронтом и вернул его в ставку….лишив командных функций.

После ВОВ Тимошенко командовал войсками округов.

Предательство

После смерти И.Сталина в 1960 году его назвали одним из виновников катастрофы 1941 года….Вместо славы и почёта он стал виновником вместе с Сталиным—которого он ненавидел.

Тимошенко пытался встретится с Хрущёвым и узнать что это значит,он ведь только делал то что хотел Хрущёв…..но Хрущёв отказался встречатся с своим «лучшим» другом.Теперь его новым фаворитом стал Р.Малиновский.

Тимошенко ещё относительно повезло—ему сохранили маршала и привилегии

ВИКТОР АБАКУМОВ

В феврале 1941 года Абакумов стал начальником особых отделов НКВД.При его участии происходило саботирование приказов Сталина,5 колонна в лице Абакумова и СМЕРША имела надёжную «крышу».

После войны Абакумов стал министром ГБ и начал фабриковать дела против верных соратников И.Сталина.

В 1951 году Маленков и Берия сумели свалить Абакумова….Но новый министр ГБ С.Игнатьев был креатурой Хрущёва.

Следователь МГБ Рюмин жестоко пытал Абакумова пытаясь докопатся до его подельников…..но Абакумов несмотря ни на что так и не выдал Хрущёва.

Предательство

После устранения Рюмина,теперь уже с подачи Игнатьева и Хрущёва Абакумова жестоко пытали,стремясь сломить волю к сопротивлению….теперь его пытали свои.Это делалось теперь чтобы Абакумов невзначай не выдал бы их.

После убийства Сталина и Берии казалось бы Абакумов должен выйти на свободу…..но Хрущёв всё решил иначе.

Его судили и расстреляли по обвинению фальсификации «Ленинградского дела»--хотя Абакумов непосредственно его не вёл и инициатором не был.

Абакумову уж совсем не повезло.

ИВАН СЕРОВ

Иван Серов был наркомом НКВД УССР с 1939 года.Сменив А.Успенского

Выдвиженец Берии,он сдружился с Хрущёвым и стал его человеком.

В ВОВ всё время был при штабе и покрывал грязные делишки Хрущёва и Тимошенко.Был замечен в мародёрстве.

После ВОВ с 1946 года — член Специального комитета по реактивной технике при Совете Министров СССР.С февраля 1947 года по март 1954 года — первый заместитель Министра внутренних дел СССР.

Первый председатель КГБ

После убиства Берии Хрущёв назначил Серова первым главой КГБ.Серов преданно выполнял всю грязную работы ради дорогого Никиты Сергеевича…Убийства,уничтожение свидетелей и улик,секреных документов и т.д.

Предательство

В 1958 году его понизили до начальника ГРУ.В 1963 году сняли и с этого поста.

Серов пишет Хрущёву жалобные письма—говоря о своей верности нему,что все эти году служил только нему….но Хрущёву Серов был уже не нужен.Он стал отработанным материалом.

7 марта 1963 года разжалован в генерал-майоры и 12 марта лишён звания Героя Советского Союза «…за притупление политической бдительности».

В апреле 1965 года — исключён из КПСС.

СЕРГЕЙ КРУГЛОВ

Впервые Круглов и Хрущёв познакомились в 1941 году в штабе Западного фронта.Хрущёв сумел расположить его к себе и настроить против его начальника Л.Берии.

После ВОВ с 1945—1953 годы — нарком—министр внутренних дел СССР.Выказывал лояльность Берии,и в это же время контактировал с теневыми кланами ВКП(б)-КПСС.Прикрывал преступную деятельность «Ленинградской парторганизации».

В июне 1953 года сыграл ключевую роль в устранении Л.П.Берии.Тут же был назначен председателем МВД.

Круглов всегда ревностно исполнял приказы Хрущёва.Его структуры гарантировали победу Хрущёва над верными соратниками Сталина.

В марте 1954 года его ведомство начали дробить—сначала вывели КГБ.

Предательство

Закатом его карьеры стало его отстранение от руководства МВД СССР в январе 1956 года и перевод на малозначимую должность заместителя министра строительства электростанций СССР, где он мог приложить опыт руководства строительством, накопленный им в годы курирования Главпромстроя в системе ГУЛага.

Круглов написал Хрущёву почти 50 писем с жалобными просьбами и напоминаниями о верной службе—ему…службе Хрущёву.

Но Хрущёв наплевал на всего «заслуги» и предал его…

В августе 1957 года был переведен на должность заместителя председателя Кировского Совета народного хозяйства, а в июле 1958 года уволен на пенсию по инвалидности. В 1959 году был лишён генеральской пенсии и выселен из элитной квартиры.

6 июня 1960 года — исключён из КПСС за «причастность к политическим репрессиям». Остаток своей жизни провел скромно.

6 июля 1977 года был убит и брошен под рельсы..



С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Вторник, 26.02.2013, 14:54 | Сообщение # 13
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует
Вспоминая СССР

Считается, что в России в ХХ веке произошло 3 революции: в феврале и октябре 1917 года и в 1991 году. Иногда называют и 1993 год. В результате февральской революции в течении нескольких дней изменилась политическая система. В результате октябрьской революции изменилась как политическая, так и экономическая система страны, но процесс этих изменений растянулся на несколько месяцев. В 1991 году распался Советский Союз, но никаких изменений политической или экономической системы в этом году не происходило. Политическая система изменилась в 1989 году, когда КПСС утратила власть как фактически, так и формально в связи с отменой соответствующей статьи Конституции. Экономическая система СССР изменилась еще в 1987 году, когда появился негосударственный сектор экономики в виде кооперативов. Таким образом, революция произошла не в 1991 году, в 1987 и осуществляли ее, в отличие от революций 1917 года, люди, находившиеся тогда у власти.

Помимо указанных выше революций была еще одна, о которой до сих пор не было написано ни одной строчки. В ходе этой революции произошли кардинальные изменения как политической так и экономической системы страны. Эти изменения привели к существенному ухудшению материального положения практически всех слоев населения, снижению производства сельскохозяйственных и промышленных товаров, сокращению ассортимента этих товаров и снижению их качества, повышению цен. Речь идет о революции 1956—1960 годов, осуществленной Н.С.Хрущевым. Политическая составляю­щая этой революции заключалась в том, что после пятнадцатилетнего перерыва возвраща­лась власть партийному аппарату на всех уровнях, начиная от парткомов предприятий и кончая ЦК КПСС.  В 1959—1960 годах был ликвидирован негосударственный сектор эко­но­мики (предприятия промысловой кооперации и приусадебные участки колхозников) обеспечивавший производство значительной части промышленных товаров (одежда, обувь, мебель, посуда, игрушки и т.д.), продовольствия (овощи, продукты животноводства и птицеводства, рыбная продукция), а также бытовых услуг. В 1957 году был ликвидиро­ван Госплан и отраслевые министерства (кроме оборонных). Таким образом, вместо эффек­тив­ной комбинации плановой и рыночной экономики не стало ни той, ни другой. В 1965 году после удаления Хрущева из власти Госплан и министерства были восстановлены, но с существенно урезанными правами.

В 1956 году была полностью ликвидирована система материальных и моральных стимулов повышения эффективности производства, внедренная еще в 1939 году во все отрасли народного хозяйства и обеспечившая в послевоенный период рост производительности труда и национального дохода существенно выше, чем в других странах, включая США, исключительно за счет собственных финансовых и материальных ресурсов. В результате ликвидации этой системы появилась уравниловка в оплате труда, исчезла заинтересованность в конечном результате труда и качестве производимой продукции. Уникальность хрущевской революции заключалась в том, что изменения растянулись на несколько лет и прошли совершенно незаметно для населения.

Уровень жизни населения СССР в послевоенный период ежегодно повышался и достиг максимума в год смерти Сталина в 1953 году. В 1956 году доходы людей, занятых в сфере производства и науки снижаются в результате ликвидации выплат, стиму­лиру­ю­щих эффективность труда. В 1959 году резко сокращаются доходы колхозников в связи с урезанием приусадебных участков и ограничениями на содержание скота в частной собственности. Цены на продукцию, продаваемую на рынках, поднимаются в 2-3 раза. C 1960 года началась эпоха тотального дефицита промышленных и продовольственных товаров. Именно в этом году открылись валютные магазины "Березка" и спецраспределители для номенклатуры, в которых ранее не было необходимости. В 1962 году поднимаются государственные цены на основные продукты питания примерно в 1.5 раза. В целом жизнь населения опустилась до уровня конца сороковых годов.

До 1960 года в таких областях как здравоохранение, образование, наука и иннова­цион­ные области промышленности (атомная промышленность, ракетостроение, электроника, вычислительная техника, автоматизированные производства) СССР занимал ведущие по­зи­ции в мире. Если брать экономику в целом, то СССР уступал лишь США, но значитель­но опережал любые другие страны. При этом СССР до 1960 года активно догонял США и так же активно уходил вперед от остальных стран. После 1960 года темпы роста экономи­ки неуклонно снижаются, ведущие позиции в мире утрачиваются.

В предлагаемых ниже материалах я постараюсь подробно рассказать, как жили обыч­ные люди в СССР в 50-х годах прошлого века. Опираясь на собственные воспомина­ния, рас­сказы людей, с которыми меня сталкивала жизнь, а также на некоторые докумен­ты той поры, которые доступны в Интернете, я постараюсь показать, насколько далеки от реаль­нос­ти современные представления о совсем недавнем прошлом великой страны.

Эх, хорошо в стране советской жить!

Сразу после окончания войны жизнь населения СССР начинает резко улучшаться. В 1946 году на 20% повышается зарплата рабочих и инженерно-технических работников (ИТР), работающих на предприятиях и стройках Урала, Сибири и Дальнего Востока. В том же году на 20%  повышаются должностные оклады людей имеющих высшее и среднее специальное образование (ИТР, работники науки, образования и медицины). Поднимается значимость ученых степеней и званий. Зарплата профессора, доктора наук повышается с 1600 до 5000 рублей, доцента, кандидата наук — с 1200 до 3200 рублей, ректора вуза с 2500 до 8000 рублей. В научно-исследовательских институтах ученая степень кандидата наук стала добавлять к должностному окладу 1000 рублей, а доктора наук – 2500 рублей. В это же время зарплата союзного министра составляла 5000 рублей, а секретаря райкома партии – 1500 рублей. Сталин, как Председатель Совета Министров СССР, имел оклад 10 тысяч рублей. Ученые в СССР того  времени имели и дополнитель­ные доходы, иногда превышающие зарплату в несколько раз. Поэтому они являлись наи­более богатой и одновременно наиболее уважаемой частью советского общества.

В декабре 1947 года происходит событие, которое по эмоциональному воздействию на людей было соизмеримо с окончанием войны. Как было сказано в Постановлении Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) № 4004 от 14 декабря 1947 года "… с 16 декабря 1947 года отменяется карточная система снабжения продовольственными и промышленными товарами, отменяются высокие цены по коммерческой торговле и вводятся единые сниженные государственные розничные цены на продовольствие и промтовары…".

Карточная система, позволившая во время войны спасти от голодной смерти множество людей, после войны вызывала сильный психологический дискомфорт. Ассортимент про­до­вольственных товаров, которые продавались по карточкам, был крайне беден. Напри­мер, в булочных было лишь 2 сорта хлеба ржаной и пшеничный, которые продавались на развес в соответствии с нормой, указанной в отрезном талоне. Выбор других продоволь­ственных товаров также был невелик. В то же время в коммерческих магазинах было такое изобилие продуктов, которому могли бы позавидовать любые современные супер­мар­кеты. Но цены в этих магазинах были недоступны для большинства населения, и про­дук­ты там приобретались лишь для праздничного стола. После отмены карточной систе­мы все это изобилие оказалось в обычных гастрономах по вполне приемлемым ценам. Например, цена на пирожные, которые ранее продавались только в коммерческих мага­зин­ах, снизилась с 30 до 3 рублей. Более чем в 3 раза упали рыночные цены на продукты. Промышленные товары до отмены карточной системы продавались по специальным ордерам, наличие которых еще не означало доступность соответствующих товаров. После отмены карточек некоторое время сохранялся определенный дефицит промышленных товаров, но, насколько я помню, в 1951 году в Ленинграде этого дефицита уже не было.

1 марта 1949 – 1951 годов происходят дальнейшие снижения цен, в среднем на 20% в год. Каждое снижение воспринималось как всенародный праздник. Когда 1 марта 1952 года очередного снижения цен не произошло, у  людей возникло чувство разочарования. Однако 1 апреля того же года снижение цен все же состоялось. Последнее снижение цен произошло уже после смерти Сталина 1 апреля 1953 года. За послевоенный период цены на продовольствие и наиболее ходовые промышленные товары снизились в среднем более чем в 2 раза. Итак, восемь послевоенных лет жизнь советского народа ежегодно заметно улучшалась. За всю известную историю человечества ни в одной стране похожих преце­дентов не наблюдалась.

Уровень жизни населения СССР в середине 50-х годов можно оценить, изучая материалы исследований бюджетов семей рабочих, служащих и колхозников, которые проводило Центральное Статистическое Управление (ЦСУ) СССР с 1935 по 1958 год (эти материалы, которые в СССР имели гриф "секретно", опубликованы на сайте istmat.info).  Бюджеты изучались у семей, относящихся к 9 группам населения: колхозники, рабочие совхозов, рабочие промышленности, ИТР промышленности, служащие промышленности, учителя начальной школы, учителя средней школы, врачи и средний медперсонал. Наи­более обеспеченная часть населения, к которой относились работники предприятий обо­ронной промышленности, проектных организаций, научных учреждений, преподаватели вузов, работники артелей и военные, к сожалению, не попала в поле зрения ЦСУ.

Из перечисленных выше исследуемых групп наибольший доход был у врачей. На каждого члена их семей приходилось 800 рублей ежемесячного дохода. Из городского населения наименьший доход был у служащих промышленности – 525 рублей в месяц приходилось на каждого члена семьи. У сельского населения душевой ежемесячный доход составлял 350 рублей.  При этом, если у рабочих совхозов этот доход был в явной денежной форме, то у колхозников он получался при расчете по государственным ценам стоимости собственных продуктов, потребляемых в семье.

Потребление продуктов находилось у всех групп населения, включая сельское, примерно на одном уровне 200-210 рублей в месяц на члена семьи. Лишь в семьях врачей стоимость продуктовой корзины достигала 250 рублей за счет большего потребления сливочного масла, мясных продуктов, яиц, рыбы и фруктов при сокращении хлеба и картофеля. Сельские жители потребляли больше всех хлеба, картофеля, яиц и молока, но значительно меньше сливочного масла, рыбы, сахара и кондитерских изделий. Следует заметить, что сумма 200 рублей, затрачиваемая на питание, не была напрямую связана с доходом семьи или ограниченным выбором продуктов, а определялась семейными тради­ци­ями. В моей семье, состоящей в 1955 году из четырех человек, включая двух школь­ни­ков, ежемесячный доход на человека составлял 1200 рублей. Выбор продуктов в Ленин­град­ских гастрономах был значительно шире, чем в современных супермаркетах. Тем не менее, расходы нашей семьи на еду, включая школьные завтраки и обеды в ведомствен­ных столовых у родителей, не превышали 800 рублей в месяц.

Очень дешевой была еда в ведомственных столовых. Обед в студенческой столовой, включающий суп с мясом, второе с мясом и компот или чай с пирожком, стоил около 2 рублей. Бесплатный хлеб всегда был на столах. Поэтому в дни перед выдачей стипендии некоторые студенты, живущие самостоятельно, покупали чай за 20 копеек и наедались хлебом с горчицей и чаем. Кстати,  соль, перец и горчица, также всегда стояли на столах. Стипендия в институте, где я учился, начиная с 1955 года, составляла 290 рублей (при отличных оценках – 390 рублей). 40 рублей у иногородних студентов уходило на оплату общежития. Оставшихся 250 рублей (7500 современных рублей) вполне хватало на нормальную студенческую жизнь в большом городе. При этом, как правило, иногородние студенты не получали помощи из дома и не подрабатывали в свободное время.

Несколько слов о ленинградских гастрономах того времени. Наибольшим разно­обра­зи­ем отличался рыбный отдел. Несколько сортов красной и черной икры было выставлено в больших мисках. Полный ассортимент белой рыбы горячего и холодного копчения, крас­ная рыба от кеты до семги, копченые угри и маринованные миноги, селедка в банках и бочках. Живая рыба из рек и внутренних водоемов доставлялась сразу после вылова в специальных автоцистернах с надписью "рыба". Мороженой рыбы не было. Она появи­лась лишь в начале 60-х годов. Было множество рыбных консервов, из которых я помню бычки в томате, вездесущих крабов по 4 рубля за банку и любимый продукт студентов, живущих в общежитии – тресковую печень. Говядина и баранина делилась на четыре категории с различной ценой, в зависимости от части туши. В отделе полуфабрикатов были представлены лангеты, антрекоты, шницеля и эскалопы. Разнообразие колбас было существенно шире, чем сейчас, а их вкус я помню до сих пор. Сейчас лишь в Финляндии можно попробовать колбасу, напоминающую советскую из тех времен. Следует сказать, что вкус вареных колбас изменился уже в начале 60-х годов, когда Хрущев предписал добавлять в колбасы сою. Это предписание проигнорировали лишь в прибалтийских рес­пуб­ликах, где еще в 70-х годах можно было купить нормальную докторскую колбасу. Бананы, ананасы, манго, гранаты, апельсины продавались в крупных гастрономах  или спе­ци­а­лизированных магазинах круглый год. Обычные овощи и фрукты нашей семьей приобретались на рынке, где небольшое повышение цены окупалось более высоким ка­чест­вом и возможностью выбора.

Так выглядели полки обычных советских гастрономов в 1953 году. После 1960 года такого уже не было.

Приведенный ниже плакат относится к довоенной поре, но банки с крабами были во всех советских магазинах и в пятидесятые годы. 

В упоминавшихся выше материалах ЦСУ приводятся данные о потреблении в семьях рабочих продуктов питания в различных регионах РСФСР. Из двух десятков наименова­ний продуктов лишь для двух позиций имеется существенный разброс (более 20%) от сред­него уровня потребления. Сливочное масло, при среднем уровне потребления по стра­не в количестве 5.5 кг в год на одного человека, в Ленинграде потреблялось в количестве 10.8 кг, в Москве – 8.7 кг, а в Брянской области – 1.7 кг, в Липецкой – 2.2 кг. Во всех остальных областях РСФСР душевое потребление сливочного масла в семьях рабочих было выше 3 кг. Аналогичная картина и по колбасе. Средний уровень – 13 кг. В Москве – 28.7 кг, в Ленинграде – 24.4 кг, в Липецкой области – 4.4 кг, в Брянской – 4.7 кг, в остальных областях – более 7 кг. При этом доход в семьях рабочих в Москве и Ленинграде не отличался от среднего дохода по стране и составлял 7000 рублей в год на члена семьи. В 1957 году я побывал в приволжских городах: Рыбинск, Кострома, Ярославль. Ассортимент продовольственных товаров был ниже, чем в Ленинграде, но и сливочное масло и колбаса лежали на прилавках, а разнообразие рыбных продуктов, по­жа­луй, было даже выше, чем в Ленинграде. Таким образом, население СССР, по мень­шей мере, с 1950 года по 1959 год было полностью обеспечено продовольствием.

Ситуация с продовольствием кардинально ухудшается, начиная с 1960 года. Правда, в Ленинграде это было не очень заметно. Я могу вспомнить лишь исчезновение из продажи импортных фруктов, консервированной кукурузы и, что было более значимо для населе­ния, муки. При появлении муки в каком-либо магазине выстраивались громадные очереди, и в одни руки продавалось не более двух килограмм. Это были первые очереди, которые я видел в Ленинграде с конца 40-х годов. В менее крупных городах, по рассказам моих род­ст­вен­ников и знакомых, помимо муки из продажи исчезли: сливочное масло, мясо, колба­са, рыба (кроме небольшого набора консервов), яйца, крупы и макароны. Резко сократился ассортимент хлебобулочных изделий. Я сам наблюдал пустые полки в продовольственных магазинах Смоленска в 1964 году.

О жизни сельского населения я могу судить лишь по нескольким отрывочным впеча­тле­ниям (не считая бюджетных исследований ЦСУ СССР). В 1951, 1956 и 1962 годах я отдыхал летом на черноморском побережье Кавказа. В первом случае я ездил с родителя­ми, а затем — самостоятельно. В то время поезда имели продолжительные стоянки на стан­циях и даже небольших полустанках. В 50-х годах к поездам выходили местные жители с разнообразными продуктами, среди которых были: вареные, жареные и копченые куры, вареные яйца, домашние колбасы, горячие пирожки с разнообразными начинками, вклю­чая рыбу, мясо, печень, грибы. В 1962 году из еды к поездам выносили лишь горя­чую кар­тош­ку с солеными огурцами.

Летом 1957 года я входил в состав студенческой концертной бригады, организованной Ленинградским обкомом ВЛКСМ. На небольшой деревянной барже мы плыли вниз по течению Волги и давали концерты в прибрежных деревнях. Развлечений в то время в се­лах было немного, и потому на наши концерты в местные клубы приходили практиче­ски все жители. Ни по одежде, ни по выражению лиц они не отличались от городского насе­ле­ния. А ужины, которыми нас угощали после концерта, свидетельствовали, что про­блем с про­довольствием даже в небольших деревнях не было.

В начале 80-х годов я лечился в санатории, расположенном в Псковской области. Однажды я пошел в близлежащую деревню с целью попробовать деревенского молока. Встреченная мною словоохотливая старушка быстро развеяла мои надежды. Она рассказа­ла, что после хрущевского запрета 1959 года на содержание скота и урезания приуса­деб­ных участков деревня полностью обнищала, и предыдущие годы вспоминались как золо­той век. С тех пор мясо полностью исчезло из рациона деревенских жителей, а молоко лишь иногда выдавалось с колхозной фермы для маленьких детей. А раньше мяса было достаточно и для собственного потребления и для продажи на колхозном рынке, что и обеспечивало основной доход крестьянской семьи, а совсем не колхозные заработки. Замечу, что по статистике ЦСУ СССР в 1956 году каждый сельский житель РСФСР потре­блял более300 литровмолока в год, в то время как городские жители потребляли 80-90 литров. После 1959 года ЦСУ прекратило свои секретные бюджетные исследования.

Обеспеченность населения промышленными товарами в середине 50-х годов была достаточно высокой. Например, в рабочих семьях на каждого человека ежегодно приобреталось более 3 пар обуви. Качество и разнообразие потребительских товаров исключительно отечественного производства (одежда, обувь, посуда, игрушки, мебель и другие бытовые товары) было намного выше, чем в последующие годы. Дело в том, что основная часть этих товаров выпускалась не государственными предприятиями, а артелями. Причем продавалась продукция артелей в обычных государственных магазинах. Как только появлялись новые тенденции в моде, они мгновенно отслеживались, и уже через несколько месяцев модные товары появлялись в изобилии на полках магазинов. Например, в середине 50-х годов возникла молодежная мода на туфли с толстой каучуко­вой подошвой белого цвета в подражание крайне популярному в те годы исполнителю песен в стиле рок-н-ролл Элвису Пресли. Эти туфли отечественного производства я спо­кой­но приобрел в обычном универмаге осенью 1955 года наряду с другим модным пред­ме­том – галстуком с яркой цветной картинкой.  Единственный товар, который не всегда можно было купить, это популярные грамзаписи. Тем не менее, у меня в 1955 году были пластинки, купленные в обычном магазине, почти всех популярных в то время американс­ких джазовых музыкантов и певцов, таких как Дюк Эллингтон, Бенни Гудман, Луи Арм­стронг, Элла Фитцжеральд, Глен Миллер. Лишь записи Элвиса Пресли, нелегально вы­пол­нен­ные на использованной рентгеновской пленке (как тогда говорили "на костях") приходилось покупать с рук. Я не помню в тот период импортных товаров. И одежда и обувь выпускались небольшими партиями и отличались широким разнообра­зием моделей. Кроме того, было широко распространено изготовление одежды и обуви по индивиду­аль­ным заказам в многочисленных швейных и трикотажных ателье, в обувных мастер­ских, вхо­дя­щих в состав промысловой кооперации. Немало было портных и сапож­ников, рабо­тав­ших индивидуально. Самым ходовым товаром в то время были ткани. Я до сих пор по­м­­ню названия таких популярных в то время тканей как драп, шевиот, бостон, креп­де­­шин.

С 1956 по 1960 годы проходил процесс ликвидации промысловой кооперации. Основная часть артелей стала государственными предприятиями, а остальные были закрыты или перешли на нелегальное положение. Индивидуальное производство по патентам также было запрещено. Резко сократилось производство практически всех товаров широкого потребления, как по объему, так и по ассортименту. Именно тогда по­яв­ляются импортные  потребительские товары, которые сразу становятся дефицитны­ми, несмотря на более высокую цену при ограниченном ассортименте.

Проиллюстрировать жизнь населения СССР в 1955 году я могу на примере своей семьи. Семья состояла из 4-х человек. Отец, 50 лет, начальник отдела проектного институ­та. Мать, 45 лет, инженер-геолог Ленметростроя. Сын, 18 лет, выпускник средней школы. Сын, 10 лет, школьник. Доход семьи состоял из трех частей: должностной оклад (2200 рублей у отца и 1400 рублей у мамы), ежеквартальная премия за выполнение плана обычно 60% от оклада и отдельно премия за сверхплановые работы. Получала ли такую премию мама, я не знаю, а  отец получал ее примерно раз в год, и в 1955 году эта премия составила 6000 рублей. В другие годы она имела примерно такую же величину. Я помню, как отец, получив эту премию, раскладывал множество сторублевых купюр на обеденном столе в виде карточного пасьянса, а затем мы устраивали праздничный ужин. В среднем ежемесячный доход нашей семьи составлял 4800 рублей или 1200 рублей на человека.

Из указанной суммы 550 рублей вычиталось на налоги, партийные и профсоюзные взносы. На питание уходило 800 рублей. 150 рублей тратилось на оплату жилья и коммунальные услуги (вода, отопление, электроэнергия, газ, телефон). 500 рублей расходовалось на одежду, обувь, транспорт, развлечения. Таким образом, регулярные ежемесячные расходы нашей семьи из 4 человек составляли 2000 рублей.  Неизрасходованных денег оставалось 2800 рублей в месяц или 33600 рублей (миллион современных рублей) в год.

Доходы нашей семьи были ближе к среднему уровню, чем к верхнему. Так более высокие доходы были у работников частного сектора (артелей), которые составляли более 5% городского населения. Высокие зарплаты были у офицеров армии, МВД, МГБ. Например, обычный армейский лейтенант командир взвода имел ежемесячный доход в размере 2600—3600 рублей в зависимости от места и специфики службы. При этом доходы военных не облагались налогом. Для иллюстрации доходов работников оборонной промышленности приведу лишь  пример хорошо мне знакомой молодой семьи, работав­шей в опытно-конструкторс­ком бюро министерства авиационной промышлен­нос­ти. Муж, 25 лет, старший инженер с окладом 1400 рублей и ежемесячным доходом с уче­том различных премий и командировочных 2500 рублей. Жена, 24 года, старший техник с окладом 900 рублей и ежемесячным доходом 1500 рублей. В целом ежемесячный доход семьи из двух человек составлял 4000 рублей. В год оставалось около 15 тысяч рублей не­израсходованных денег. Полагаю, что значительная часть городских семей имела воз­мож­ность ежегодно откладывать 5 — 10 тысяч рублей (150 – 300 тысяч современных рублей).

Из дорогостоящих  товаров следует выделить автомобили. Ассортимент автомобилей был невелик, но проблем с их приобретением не было. В Ленинграде в большом универмаге "Апраксин двор" находился автомобильный салон. Я помню, что в 1955 году там были выставлены для свободной продажи автомобили: Москвич-400 за 9000 рублей (эконом класс), Победа за 16000 рублей (бизнес класс) и ЗИМ (впоследствии Чайка) за 40000 рублей (представительский класс). Наших семейных сбережений было достаточно для приобретения любого из перечисленных выше автомобилей, включая ЗИМ. А автомобиль Москвич вообще был доступен для большинства населения. Тем не менее, реального спроса на автомобили не было. В то время автомобили рассматривались как дорогостоящие игрушки, создающие массу проблем по содержанию и обслуживанию. У моего дяди был автомобиль Москвич, на котором он всего несколько раз в год выезжал за город. Приобрел этот автомобиль дядя еще в 1949 году  только потому, что во дворе своего дома в помещении бывших конюшен он мог обустроить гараж. Отцу на работе предлагали купить списанный американский Виллис, военный внедорожник того времени, всего за 1500 рублей. Отец отказался от машины, так как держать ее было негде.

Для советских людей послевоенной поры было характерно стремление иметь как можно больший денежный запас. Они хорошо помнили, что в годы войны деньги могли спасти жизнь. В самый трудный период жизни блокадного Ленинграда функционировал рынок, где можно было купить или обменять на вещи любое продовольствие. В ленин­град­ских записках моего отца, датированных декабрем 1941 года, указывались такие цены и вещевые эквиваленты на этом рынке:1 кгмуки = 500 рублей = валенки,2 кгмуки = кА­ра­кулевая шуба,3 кгмуки = золотые часы.  Однако похожая ситуация с продовольст­ви­ем была не только в Ленинграде. Зимой 1941—1942 годов небольшие провинциальные го­ро­да, где не было военной промышленности, вообще не снабжались продовольствием. Населе­ние этих городов выживало лишь за счет обмена бытовых товаров на продукты с жителя­ми окрестных деревень. Моя мама в это время работала учителем младших классов в старин­ном русском городе Белозерск, на своей родине. Как впоследствии она расска­зывала, к февралю 1942 года умерло от голода более половины ее учеников. Мы с мамой выжили только потому, что в нашем доме еще с дореволюционных времен было довольно много вещей, которые ценились на селе. Но бабушка моей мамы также умерла от голода в феврале 1942 года, поскольку оставляла свою еду для внучки и четырехлетнего правнука. Единственное мое яркое воспоминание той поры – новогодний подарок от мамы. Это был кусок черного хлеба, слегка  посыпанный сахарным песком, который мама называла пи­рож­ным. Настоящее пирожное я попробовал лишь в декабре 1947, когда неожиданно стал богатеньким Буратино. В моей детской копилке оказалось более 20 рублей мелочи, а мо­не­ты сохранялись и после денежной реформы.  Лишь с февраля 1944 года, когда после сня­тия блокады мы вернулись в Ленинград, я перестал испытывать непрерывное чувство голода. К середине 60-х годов сгладилась память об ужасах войны, в жизнь вступило но­вое поколение, не стремившееся откладывать деньги про запас, и автомашины, к тому вре­ме­ни подорожавшие в 3 раза, стали дефицитом, как и многие другие товары.

Назову некоторые цены в 1955 году: ржаной хлеб – 1 руб./кг, булка — 1.5 руб./0.5 кг, мясо — 12.5–18 руб./кг, живая рыба (карп) – 5 руб./кг, осетровая икра – 180 руб./кг, обед в столовой — 2-3 рубля, ужин в ресторане с вином на двоих – 25 руб., кожаные туфли — 150 – 250 руб., 3-скоростной велосипед Турист – 900 руб., мотоцикл ИЖ-49 с двигателем 350 куб. см – 2500 руб., билет в кино — 0.5–1 руб., билет в театр или на концерт — 3-10 руб.




С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Вторник, 26.02.2013, 14:55 | Сообщение # 14
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует

Попытаемся оценить жизненный уровень населения СССР в 1955 году путем сравнения семейных бюджетов советских и американских семей, состоящих из четырех человек (двое взрослых и двое детей). В качестве примера приведем 3 американские семьи: среднестатистическая американская семья в 1955 году по данным Бюро Переписи Населения США, среднестатистическая американская семья в 2010 году по данным министерства труда США и конкретная американская семья из штата Вирджиния, согла­сившаяся рассказать о своем бюджете 2011 года.

С советской стороны рассмотрим бюджеты сельской и городской среднестатисти­чес­ких семей 1955 года из четырех человек по материалам ЦСУ СССР и мою собственную семью 1966 года, когда я вел ежедневные записи семейных доходов и расходов.

Поскольку двум странам и трем периодам времени соответствуют различные денеж­ные единицы, при рассмотрении всех бюджетов будем использовать сталинский рубль 1947 года. В 1955 году этот рубль по покупательной способности был примерно ра­вен современному доллару или 30 нынешним российским рублям. Американский доллар 1955 года соответствовал 6 сталинским рублям (по золотому курсу – 4 рублям). В 1961 году в результате хрущевской денежной реформы произошла деноминация рубля в 10 раз. Одна­ко к 1966 году повышение государственных и рыночных цен привело к снижению покупа­тель­ной способности рубля примерно в 1.6 раза, так что хрущевский рубль стал эквива­лентен не 10, а 6 сталинским рублям (по золотому курсу 1961 года 1 доллар = 90 копеек).

Некоторые пояснения к приведенной выше таблице. Обучение в школе, в которую ходят дети третьей американской семьи (6 и 10 лет) является бесплатным. Но за школьные завтраки ($2.5), школьный автобус и пребывание в группе продленного дня приходится платить 5 тысяч долларов в год за каждого ребенка. В связи с этим непонятно отсутствие расходов на школу у статистических американских семей. В СССР 1955 года горячий школьный завтрак стоил 1 рубль, школа находилась рядом с домом, а группа продленного дня была бесплатной. Повышенные расходы на еду у более зажиточной американской семьи объясняются тем, что часть продуктов покупается в "экологически чистом" магазине по более высоким ценам. Кроме того, ежедневные обеды во время работы обхо­дят­ся главе семьи в 2500 долларов в год. К развлечениям у этой семьи можно отнести традиционный еженедельный ужин в ресторане ($50 сам ужин и $30 оплата няни, сидящей дома с детьми), а также занятия плаванием детей в бассейне под руководством тренера (раз в неделю -  $90). Из бытовых расходов на оплату уборки помещений два раза в месяц и на прачечную уходит $2800, а на обувь, одежду и игрушки для детей – $4200.

Третью советскую семью из приведенной выше таблицы следует отнести скорее к бед­ной, чем к средне­ста­тистической. Я являлся аспирантом очного обучения. Мой доход сос­то­ял из стипендии 1000 номинальных сталинских рублей и половины ставки младшего науч­ного сотрудника 525 рублей. Жена являлась студенткой и получала стипендию 290 руб­лей. Налоги со сти­пен­дий и зарплаты, меньшей 700 рублей, не брались. Дочке было всего два года, и для детского сада она была еще мала. Поэтому в семье постоянно жила няня, получавшая 250 рублей. Ассортимент приобретаемых продуктов был весьма разно­обра­зен. Более трети от стоимости продуктовой корзины составляли фрукты. Из бюджет­ных записок не видно стремления ограничить расходы. Например, несколько раз в месяц отме­чались расходы на такси. Семья из четырех человек, включая няню, жила в двух­ком­натной кооперативной квартире, приобретенной в 1963 году, когда я только что женился и работал старшим инженером на оборонном предприятии. Тогда моих накопле­ний за два года работы после окончания института было достаточно для оплаты первона­чального взноса за квартиру в размере 19 тысяч сталинских рублей (40% полной стоимос­ти). Летом 6 недель мы отдыхали на черноморском побережье Крыма, куда выезжали с палаткой, уста­нав­ливаемой непосредственно на берегу. Замечу, что рассмотренная выше зажиточ­ная американская семья могла себе позволить лишь недельный отпуск на берегу моря в Се­вер­ной Каролине, причем 3 тысячи долларов, затраченных на этот отдых, вышли за пределы годового бюджета семьи. А бедная советская семья из трех человек с годовым бюд­жетом 13 тысяч современных долларов (далеко за чертой бедности по нынешним американским меркам) потребляла разнообразную экологически чистую еду, выплачивала кредит по ипотеке, нанимала няню для постоянного ухода за ребенком и проводила про­дол­жи­тельный летний отпуск на берегу теплого моря.

Ранее была рассмотрена типичная молодая советская семья середины 50-х годов из двух человек (муж – 2 года после технического вуза, жена – 2 года после техникума) с чистым ежемесячным доходом после вычета налогов 3400 рублей или 100 тысяч сов­ре­менных рублей. Чистый доход аналогичной российской семьи в том редком случае, когда муж и жена работают по специальности, составит в Москве или Санкт-Петербурге не более 40 тысяч рублей, а в провинции ниже еще в 1.5 – 2 раза. Почувствуйте разницу!!!

Итак, материальный уровень жизни населения СССР в середине 50-х годов был выше, чем в США, самой богатой стране того времени, и выше, чем в современной Америке, не говоря уже о современной России. Кроме того, населению СССР предоставлялись блага, немыслимые для любых других стран мира:

  • сеть молочных кухонь, обеспечивавшая бесплатное питание младенцев до 2 лет;
  • широкая сеть дошкольных учреждений (детские ясли и сады) с минимальной оплатой содержания детей – 30-40 рублей в месяц, а для колхозников бесплатно;
  •  летний отдых детей в пионерских лагерях за набольшую плату или бесплатно;
  • детские музыкальные школы, позволяющие детям получить музыкальное образование и на ранней стадии выявить музыкальные таланты;
  • детские спортивные школы, в том числе интернаты;
  • бесплатные группы продленного дня в школах;
  • Дома пионеров и Дворцы пионеров, бесплатно обеспечивающие досуг детей;
  • Дома культуры и Дворцы культуры, обеспечивающие досуг взрослых;
  • спортивные общества, обеспечивавшие физическое воспитание населе­ния;
  • широкая сеть санаториев, Домов отдыха, туристских баз, обеспечивавшая лечение и отдых бесплатно или за небольшую плату, доступную для всех слоев населения;
  • широчайшие возможности получения бесплатного образования и повышения квалификации для всех слоев населения в дневной, вечерней или заочной форме;
  •  гарантированное жилье и работа по специальности, максимальная социальная защита, полная уверенность в завтрашнем дне.

Несколько слов о платности образования в сталинское время. В 1940 году была вве­дена плата за обучение в старших классах средней школы, в вузах и техникумах. В Мос­кве, Ленинграде и столицах союзных республик стоимость обучения в старших классах сос­та­вляла 200 рублей в год, а в вузах и техникумах – 400 рублей в год. В остальных горо­дах – соответственно 150 и 300 рублей в год. В сельских школах обучение было бесплат­ным. Из анализа семейных бюджетов видно, что указанные суммы носили символический харак­тер. В 1956 году оплата обучения была отменена.

По официальной статистике жизненный уровень населения СССР непрерывно рос вплоть до момента его распада. Однако реальная жизнь нечего общего с этой статистикой не имела. Например, цена типового обеда (лагман, плов, лепешка, зеленый чай) в моем любимом московском ресторане "Узбекистан", в котором я бывал при любом посещении Мос­квы, составляла в хрущевских рублях:1955 г. — 1,1963 г. – 2,1971 г. – 5, 1976 – 7,1988 г. – 10. Цена автомобиля Москвич:1955 г. – 900,1963 г. – 2500,1971 г. – 4900,1976 г. – 6300,1988 г. – 9000. За четверть века реальные цены выросли в 10 раз, а доходы, в част­ности, ИТР и ученых уменьшились. Самыми богатыми людьми в СССР уже с сере­дины 60-х годов стали не ученые, как было ранее, а работники торговли и номен­клатура.

От каждого по способностям, каждому по труду.

В конце 30-х годов приведенный выше лозунг, характеризующий экономическую суть социализма, приобрел конструктивные, лишенные субъективизма черты и стал широко внедряться во всех сферах народного хозяйства СССР, обеспечив в послевоенный период невиданные ранее темпы развития страны. Инициатором разработки метода повышения эффективности труда, который я назвал МПЭ, скорее всего, был Л.П.Берия, который будучи в 30-х годах партийным руководителем Грузии, превратил ее всего за несколько лет из весьма отсталой в одну из самых экономически развитых и процветающих респуб­лик СССР. Для реализации этого лозунга не надо было обладать никакими экономичес­кими знаниями, а следовало руководствоваться лишь обычным здравым смыслом.

Суть предложенного метода заключалась в разделении любой коллективной деятель­нос­ти на плановую и сверхплановую. Плановая деятельность заключается в выполнении опре­деленного объема работ в заданные сроки. За плановую деятельность работник получает ежемесячную или еженедельную зарплату, величина которой зависит от его квалификации и стажа работы по специальности. Часть зарплаты выдается в виде квар­таль­ных и годовых премий, что обеспечивает заинтересованность сотрудников в выпол­не­нии плана (при невыполнении плана весь коллектив лишается премии). У руководства обыч­но имеется возможность варьировать величину премии, поощряя трудолюбивых и наказывая нерадивых, но на эффективности работы коллектива это сказывается мало. Во всем мире наемные работники занимаются исключительно плановой деятельностью. Но в этом случае у работника нет возможности проявить свои способности. Лишь иногда умный начальник может случайно заметить эти способности и продвинуть работника по служебной лестнице. Но чаще любой выход за пределы определенной планом работы не поощряется, а наказывается.

Гениальность разработчиков МПЭ заключалась в том, что они сумели регламенти­ровать понятие сверхплановой работы для большинства видов коллективной деятельности и разработать лишенную субъективности систему материального и морального поощре­ния за эту работу. МПЭ позволял каждому работнику реализовать свой творческий потен­ци­ал (от каждого по способностям), получить соответствующее вознаграждение (каж­до­му по труду) и вообще почувствовать себя личностью, уважаемым человеком. Другие члены коллектива также получали свою долю вознаграждения, что исключало зависть и трудовые конфликты, которые были характерны для стахановского движения.

Моя трудовая деятельность началась осенью 1958 года, когда я, будучи студентом 4 курса Ленинградского Электротехнического института, стал работать по совместительст­ву в должности техника в опытно-конструкторском бюро ОКБ-590 министерства авиаци­он­ной промышленности. К этому времени МПЭ уже был ликвидирован, но великолепный моральный климат в коллективе организации, сложившийся благодаря МПЭ, сохранялся вплоть до начала 60-х годов. Тема МПЭ довольно часто возникала при неформальном общении с сослуживцами, работавшими в ОКБ еще с 40-х годов, и завершалась традиционным резюме – "какой гад этот лысый" (имелся ввиду Н.С.Хрущев). О МПЭ мне рассказывал и отец, который в послевоенный период занимался проектированием и строи­тельством шоссейных дорог, а в годы войны был командиром саперного батальона и, в частности, зимой 1942 года создавал знаменитую ленинградскую "дорогу жизни". О том, как МПЭ применялся в вузах и научно-исследовательских институтах мне поведал в 1962 году случайный попутчик в поезде Ленинград-Москва.

Все работы проектных организаций выполнялись по заказам соответствующих минис­терств. В задании, сопровождавшем заказ, указывались плановые показатели как проекта, так и проектируемого объекта. Такими показателями являлись: сроки выполне­ния проекта, стоимость проекта (без фонда зарплаты), стоимость проектируемого объекта, а также основные технические характеристики объекта. Одновременно в задании приво­дилась премиальная шкала за превышение плановых показателей. За сокращение сроков проектирования, уменьшение стоимости проекта или объекта проектирования, улучшения важнейших параметров объекта указывались конкретные значения премии в рублях. У каждого заказа имелся премиальный фонд исключительно для сверхплановых работ в размере 2% от стоимости проекта. Неизрасходованные деньги этого фонда после заверше­ния проекта возвращались Заказчику. Для некоторых особо важных заказов в премиаль­ную шкалу могли включаться автомобили, квартиры и правительственные награды, кото­рые также не всегда оказывались востребованы.

Для каждого проекта руководством организации назначался руководитель, как прави­ло, не занимавший административной должности. Руководитель проекта набирал времен­ный коллектив для выполнения проекта из сотрудников одного или нескольких подраз­де­лений организации с согласия руководителей этих подразделений. Иногда в состав этого коллектива могли включаться и сотрудники других организаций, участвующих в проекте. Одного из членов коллектива руководитель проекта назначал своим заместителем. В про­цес­се работы над проектом руководитель мог исключить из коллектива любого члена. Каждый член коллектива независимо от занимаемой должности изначально получал 1 балл, характеризующий долю его участия в работе над проектом. Руководитель получал добавочно 5 баллов, а его заместитель – 3. В процессе работы руководитель мог добавить любому участнику проекта от одного до трех баллов, в зависимости от вклада в проект. Это делалось открыто с объяснением причин всему коллективу. Рационализаторские пре­д­ложения, обеспечивающие сверхплановые показатели проекта оценивались в 3 балла, а заявки на изобретения — в 5 баллов. Эти баллы авторы делили между собой по взаимному согласованию. К моменту завершения проекта каждый участник знал сумму причитаю­щихся ему премиальных, зависящих от числа набранных баллов и общей суммы сверхпла­но­вой премии за проект в соответствии с известными всем премиальными шкалами. Сум­ма премии окончательно утверждалась на заседании государственной комиссии, осущест­вля­ющей приемку проекта, и буквально на следующий день все участники проекта полу­ча­ли причитающиеся им деньги.

В случае проектов с большим бюджетом, выполнявшихся в течение несколько лет стоимость одного балла могла составлять десятки тысяч рублей (десятки тысяч современ­ных долларов). Поэтому все члены коллектива с большим уважением относились к людям, обеспечившим получение таких высоких премий, что создавало отличный мораль­ный климат. Склочники и лентяи либо изначально не попадали во временный коллектив, либо исключались из него в ходе рабо­ты над проектом. Лица, набиравшие большое число баллов в различных проектах быстро продвигались по служебной лестнице, то есть МПЭ являлся великолепным механизмом от­бо­ра кадров.

Для того, чтобы МПЭ начал работать в промышленности был использован ориги­наль­ный подход. В плановые показатели предприятий ежегодно включался пункт о снижении себестоимости производимой продукции на определенное число процентов за счет совер­шен­ст­вова­ния технологии. Для стимулирования этих работ создавался специ­аль­ный пре­миальный фонд аналогичный двухпроцентному фонду проектных организа­ций. А далее применялась та же схема. Создавались временные коллективы с такими же баллами, зада­чей которых было снижение себестоимости определенной продукции. Одно­вре­мен­но чле­ны этих коллективов выполняли и основную работу. Итоги подводились в конце года и тог­да же выплачивались премии. Предприятию давалось право, по меньшей мере, год продавать продукцию с более низкой себестоимостью по старой цене и из этих денег фо­рми­ровать сверхплановый премиальный фонд. В результате производительность труда в СССР в те годы росла быстрее, чем в любых других странах. Эффективность применения МПЭ на производственных предприятиях иллюстрирует следующая таблица, показываю­щая, как снижалась себестоимость вооружений, производимых во время войны, когда, казалось бы, не было возможностей помимо напряженного производства занимать­ся еще и совершенствованием технологических процессов (данные взяты из книги А.Б. Марти­рося­на "200 мифов о Сталине").

В целом себестоимость различных видов вооружений за 4 военных года снизилась более, чем в 2 раза. А ведь большинство образцов было принято на вооружение за нес­коль­ко лет до начала войны, а винтовка Мосина выпускалась еще с 1891 года.

В научной деятельности отсутствуют количественные критерии оценки эффектив­ности выполняемых исследований. Поэтому сверхплановой работой, выполняемой в НИИ, считались  дополнительные НИР, выполняемые по заказам различных предприятий или собственного ведомства. В этих дополнительных НИР, в отличие от основных,  всегда присутствовал фонд зарплаты. Этим фондом распоряжался руководитель НИР, назначенный администрацией института. Как и в предыдущих случаях для выполнения НИР создавался временный коллектив и назначались баллы, которые руководитель НИР мог увеличивать отдельным исполнителям по ходу работы. В соответствии с баллами из соответствующего фонда НИР ежемесячно выплачивались деньги членам коллектива. Эти выплаты оформлялись как надбавка к основной зарплате. Но очень часто оказывалось, что надбавка существенно превышала основную зарплату, тем более, что все члены коллекти­ва кроме руководителя НИР и его заместителя, изначально получали одинаковые баллы независимо от занимаемых должностей, ученых степеней и званий. При этом возникал интересный психологический эффект. Для тех сотрудников, которые длительное время не входили ни в один временный коллектив, было невыносимо видеть, что их коллеги ежеме­сячно получают существенно больше, чем они. В результате они, как правило, уволь­ня­лись, улучшая тем самым качественный уровень сотрудников НИИ.

В вузах педагогическая деятельность считалась основной, а научная рассматривалась как сверхплановая. Все НИР в вузах выполнялись по таким же правилам МПЭ, как дополнительные НИР в научно-исследовательских или академических институтах.

Для учителей и медицинских работников применить МПЭ не удалось, скорее всего, потому, что их деятельность не является коллективной. Однако понятие сверхплановой работы оказалось применимо и к этим категориям. Оклад учителей устанавливался исходя из 18-часовой нагрузки в неделю. Но при большом количестве учеников допускалась нагрузка 24 часа или даже 30 часов в неделю с соответствующим увеличением зарплаты. Кроме того, были предусмотрены надбавки за дополнительные работы, например, класс­сное руководство. Врачи и медперсонал могли работать дополнительное количество часов на полторы или даже на две ставки. Поэтому, как следует из исследований ЦСУ, доход в семьях врачей был в полтора раза выше, чем в семьях рабочих, а учителя средней школы имели доход такой же, как у инженерно-технических работников промышлен­нос­ти.

Для ликвидации МПЭ, которое произошло в 1956 году, не пришлось прикладывать осо­бых усилий. Просто при финансировании ОКР и НИР были отменены любые фонды оплаты труда, как премиальные, так и обычные. И сразу теряли смысл премиальные шкалы, временные коллективы и баллы. А у производственных предприятий из плановых показателей было исключено снижение себестоимости, и соответственно исчезала воз­мож­ность создания премиального фонда для совершенствования технологий, да и никако­го стимула для этого совершенствования уже не было. Одновременно были введены лими­ты на величину вознаграждений за рационализаторские предложения и изобретения.

Главной особенностью МПЭ являлось то, что при его использовании не только повы­ша­лась творческая активность большого числа людей, и выявлялись таланты,  но также  из­ме­ня­лась психология всех членов коллектива, а также взаимоотношения в коллективе. Любой член коллектива осознавал свою значимость для общего процесса и с готовностью выполнял любую часть работы, даже в том случае, если эта работа не соответствовала его статусу. Взаимная доброжелательность, стремление оказать помощь друг другу были со­вер­шен­но типичными чертами. По сути, каждый член коллектива считал себя личностью, а не винтиком сложного механизма. Изменялись и взаимоотношения начальников с подчиненными. Вместо приказов и указаний начальник стремился разъяснить каждому подчиненному, какую роль в общем деле играет та работа, которая ему поручается. По мере становления коллективов и формирования новой психологии сами материальные стимулы отходили на задний план и уже не являлись главной движущей силой. Полагаю, что разработчики МПЭ рассчитывали именно на такой эффект.

Хотя я пришел в ОКБ-590 в 1958 году через 3 года после отмены МПЭ, но моральный климат в коллективе сохранялся длительное время даже при отсутствии внешних стиму­лов. Характерной чертой лаборатории, где я работал, было полное отсутствие субор­ди­на­ции и дружеские отношения между всеми сотрудниками. Все друг к другу обращались по именам, в том числе и к начальнику лаборатории. Этому способствовала и небольшая разница в возрасте сотрудников лаборатории, самому старшему из которых было менее 35 лет. Люди работали с большим энтузиазмом просто потому, что работать было  интересно. Рабочий день продолжался от 9 утра до 10-11 вечера, причем на чисто добро­воль­ной основе и без какой либо дополнительной оплаты. Зато никто не контролировал вре­мя прихода и ухода сотрудников. При легких заболеваниях не требовалось оформлять боль­ничный лист. Достаточно было позвонить начальнику лаборатории и сообщить о при­чинах неявки на работу.

Творческая атмосфера характерная для всех подразделений нашей организации во мно­гом определялась личностью ее начальника В.И.Ланердина. ОКБ-590 было создано в 1945 году по личному распоряжению Сталина с целью разработки перспективных средств вы­чис­лительной техники для авиации. Начальником нового ОКБ Сталин назначил 35-лет­него беспартийного инженера Ланердина, который в это время работал в США, обеспечи­вая поставки авиационной техники в СССР по программе ленд-лиз. Ланердин свободно вла­дел английским и немецким языками и отлично разбирался в электронной технике, устанавливаемой на американские самолеты, включая самые последние разработки. Одним из первых подразделений ОКБ стало бюро технической информации со штатом переводчиков, которое выписывало все зарубежные журналы, имеющие хоть какое то отношение к авиации и электронике, а впоследствии к ракетной и вычислитель­ной тех­нике. Судя по всему, Ланердин ежедневно просматривал все новые поступления в БТИ, так как на столах у сотрудников, включая рядовых, часто появлялись его рекомендации о необходимости ознакомиться с конкретными публикациями. В первом отделе была большая секретная библиотека, где хранились документация и образцы новейших зару­беж­ных разработок, добытые нашей разведкой по прямым заказам ОКБ. Ланердин лично занимался подбором кадров для своей организации. В сентябре 1958 года на выходе из ауди­то­рии института, где проходила последняя в этот день лекция, ко мне, студенту 4 кур­са, подо­шел представительный мужчина и спросил, не уделю ли я немного времени  для при­ват­ного разговора. Не задавая никаких вопросов, он предложил мне интересную работу по совместительству в оборонном предприятии при свободном режи­ме работы на полставки техника (350 рублей в месяц) и сказал, что гарантирует распре­деление на это предприятие после окончания института. И мельком добавил, что предпри­я­тие находится рядом с моим домом. Уже придя устраиваться на новую работу, я узнал, что этот предста­ви­тель­ный муж­чи­на,  был начальником предприятия В.И.Ланердиным.

В послесталинский период беспартийные руководители предприятий, тем более оборонных, стали нежелательными. В течение ряда лет министерство пыталось найти повод для снятия Ланердина с должности, но все задания, включая те, которые казались нереализуемыми, выполнялись даже досрочно, как это было во времена МПЭ. Поэтому в конце 1962 года ОКБ-590 было просто ликвидировано, а коллектив вместе с тематикой перевели в ОКБ-680, начальник которого был полной противоположностью Ланердину и даже на русском языке изъяснялся с трудом. В новой организации оказался жесткий ре­жим. За опоздание на 5 минут лишали квартальной премии. Для выхода за пределы орга­ни­зации в рабочее время требовалось разрешение зам. начальника по режиму. По окончании рабочего дня запрещалось оставаться в организации. Никого не интересовали ре­зуль­таты работы. И пребывание в партии становилось обязательным  условием карьер­ного роста. А в ОКБ-590 я ни разу не слышал слово "партия", и даже помещения парткома в организации не было.

Ситуация с ликвидацией эффективных предприятий оборонной промышленности в эти годы была не редкой. Осенью 1960 года было ликвидировано ОКБ-23 одного из веду­щих советских авиаконструкторов В.М.Мясищева, который, между прочим, успешно раз­ра­ба­ты­вал стратегический бомбардировщик с атомным двигателем. Мясищева назначили руководителем ЦАГИ, а коллектив ОКБ-23 переподчинили В.Н.Чаломею, занимавшемуся созданием ракетной техники. Заместителем Чаломея в то время работал недавний выпуск­ник института Сергей Хрущев.

Говорят, что всё гениальное должно быть простым. МПЭ являлся ярким примером такой гениальной простоты. Временные коллективы, баллы, объективно определяющие трудовое участие каждого работника в работе коллектива и относительно небольшой премиальный фонд – вот и вся суть МПЭ. А каков был эффект! Пожалуй, главным результатом МПЭ следует считать превращение большого числа обычных людей в ярких творческих личностей, способных принимать самостоятельные решения. Именно благодаря этим людям страна продолжала развиваться и после отмены МПЭ вплоть до начала 60-х годов. А дальше их способности оказались невостребованными в удушливой атмосфере, сложившейся к тому времени, главным девизом которого было "не высовывайся".

В одну телегу впрячь возможно коня и трепетную лань

Считается, что плановая и рыночная экономики несовместимы. Однако в сталинские времена они совмещались более чем успешно. Приведу лишь небольшой отрывок из интересного материала А.К.Трубицына „О Сталинских Предпринимателях“, который я нашел в Интернете. „И какое же наследство оставил стране товарищ Сталин в виде предпринимательского сектора экономики? Было 114000 (сто четырнадцать тысяч!) мастерских и предприятий самых разных направлений – от пищепрома до металлообработки и от ювелирного дела до химической промышленности. На них работало около двух миллионов человек, которые производили почти 6% валовой продукции промышленности СССР, причем артелями и промкооперацией производилось 40% мебели, 70% металлической посуды, более трети всего трикотажа, почти все детские игрушки. В предпринимательском секторе работало около сотни конструкторских бюро, 22 экспериментальных лаборатории и даже два научно-исследовательских института. Более того, в рамках этого сектора действовала своя, негосударственная, пенсионная система! Не говоря уже о том, что артели предоставляли своим членам ссуды на приобретение скота, инструмента и оборудования, строительство жилья. И артели производили не только простейшие, но такие необходимые в быту вещи – в послевоенные годы в российской глубинке до 40% всех предметов, находящихся в доме (посуда, обувь, мебель и т.д.) было сделано артельщиками. Первые советские ламповые приемники (1930 г.), первые в СССР радиолы (1935 г.), первые телевизоры с электронно-лучевой трубкой (1939 г.) выпускала ленинградская артель "Прогресс-Радио". Ленинградская артель "Столяр-строитель", начав в 1923 году с саней, колес, хомутов и гробов, к 1955 году меняет название на "Радист" — у нее уже крупное производство мебели и радиооборудования. Якутская артель "Металлист", созданная в 1941 году, к середине 50-х располагала мощной заводской производственной базой. Вологодская артель "Красный партизан", начав производство смолы-живицы в 1934 году, к тому же времени производила ее три с половиной тысячи тонн, став крупным производством. Гатчинская артель "Юпитер", с 1924 года выпускавшая галантерейную мелочь, в 1944-м, сразу после освобождения Гатчины делала остро необходимые в разрушенном городе гвозди, замки, фонари, лопаты, к началу 50-х выпускала алюминиевую посуду, стиральные машины, сверлильные станки и прессы.“

Прочитав этот материал, я  вспомнил, что рядом с моим домом в самом центре Петро­град­ской стороны Ленинграда находился большой Дворец Культуры Промкооперации (впо­следствии ДК имени Ленсовета), построенный еще до войны. Там размещался большой кинозал, зал для концертных и театральных представлений, а также множество художественных студий и других помещений для разнообразных занятий в секциях и кружках. И еще я вспомнил, как в 1962 году во время пребывания на пляже в абхазском поселке Пицунда я был единственным и не очень внимательным слушателем монологов случайного знакомого, который более 10 лет проработал в системе промысловой коопе­рации, и после ликвидации этой системы ему хотелось высказаться о наболевшем. Тогда вопросы экономики меня не очень интересовали, и много лет я об этом не вспоминал. Но оказалось, что часть информации застряла у меня в памяти.

Я уже упоминал, что в 1960 году в СССР начался продовольственный кризис, вызванный чисто субъективными факторами. Ленинград, Москву, а также столицы союзных республик этот кризис задел в меньшей степени, чем остальные города страны. Однако я могу перечислить довольно много популярных в моей семье продуктов, исчезнувших в этот период. Помимо муки из продажи исчезли: гречневая, пшенная и манн­­­ая крупа, яичная вермишель, булки под названием „хала“ в виде плетенки, а также хрустящие „французские“ булки, вологодское и шоколадное сливочное масло, топленое и шоколадное молоко, все виды мясных полуфабрикатов, карбонад и буженина, караси и зеркальные карпы. Со временем мука, крупы, мясные полуфабрикаты вновь появились в продаже. А большая часть из перечисленных выше продуктов отсутствует в магазинах и в настоящее время в связи с утратой рецептур, или же под старыми названиями выпускают­ся совсем другие продукты (это касается практически всех современных колбасных изделий, включая знаменитую докторскую). Вот как описывал этот кризис известный детский писатель Е.Носов, автор книг о Незнайке.  „Вопреки еще не успевшим выцвести, не смытым дождями оптимистическим диаграммам роста надоев и привесов, с прилавков магазинов стало исчезать мясо и все мясное. Потом все молочное. В считанные дни размели даже привялые плавленые сырки. Куда-то девались пшено и гречка, как потом оказалось на целые десятилетия. Дело дошло до лапши и макарон“… Осенью 1963 года хлебозаводы прекратили плановую выпечку батонов и булок, закрылись кондитерские цехи. Белый хлеб выдавали по заверенным печатью справкам только некоторым больным и дошкольникам. В хлебных магазинах были установлены ограниче­ния на продажу хлеба в одни руки и продавались лишь батоны сероватого хлеба, который готовили с примесью гороха".

Мой курортный знакомый весьма доходчиво объяснял причины сокращения ассортимента продовольственных товаров, а также значительное повышение цен на продукты, производимые из зерновых культур, в то время как зерна в стране было по официальным данным намного больше, чем в середине 50-х годов, да к тому же немало зерна закупалось за границей. Дело в том, что большая часть пищевой промышленности СССР, включая помол муки и выпечку хлеба, принадлежала промкооперации. Государственные хлебопекарные заводы были лишь в больших городах и выпускали очень ограниченный ассортимент хлебных изделий. А остальную хлебную продукцию выпускали частные хлебопекарни в виде артелей, поставляя эту продукцию в обычные государственные магазины. Аналогичная ситуация была с мясной, молочной и рыбной продукцией. Кстати добычу рыбы, морского зверя и морепродуктов также, в основном, осуществляли артели. Основная часть мяса скота и птицы, молока, яиц, а также гречки и проса (пшена) поставлялась не из колхозов, а с приусадебных участков колхозников и служила главным источником доходов сельского населения. Значительная часть предприятий общественного питания особенно в Прибалтике, Средней Азии и на Кавказе входила в систему промысловой кооперации.

В 1959 году резко сокращаются размеры приусадебных участков. Колхозников заставляют продать свой скот колхозам, где он массово гибнет из-за отсутствия, как кормов, так и кадров, обеспечивающих соответствующий уход за животными. В результате уменьшаются объемы производство мяса и особенно молока. В 1960 году начинается массовая национализация предприятий промкооперации, в том числе и в пищевой промышленности. Вся собственность артелей, включая помещения, оборудова­ние, товарные и денежные запасы, безвозмездно передается государству. Выбранное тру­до­вым коллективом руководство артелей заменяется партийными назначенцами. Доход работников теперь, как и на других государственных предприятиях, определяется окладом или тарифными ставками и дополняется квартальными и годовыми премиями. В артелях же помимо обычного фонда оплаты труда существовал премиальный фонд, на форми­рование которого выделялось 20% прибыли. Этот фонд распределялся между артельщи­ками, так же как и в случае МПЭ, в соответствии с баллами трудового участия. Величины этих баллов определялись по рекомендации председателя артели на общих собраниях всех пайщиков. Ежемесячный доход членов артели даже при минимальном трудовом участии, как правило, в 1.5 – 2 раза превышал основной оклад. Но при этом все артельщики, вклю­чая выбранного начальника, также участвующего в конкретном производстве, работали с максимальной интенсивностью и с ненорми­рован­ной продолжительностью рабочего дня. Доход каждого артельщика зависел не только от количества произведенной продукции, но также от качества и от разнообразия ассорти­мен­та. Кстати я помню, что в Ленинграде не­ко­то­рые хлебопекарни не только поставляли свою продукцию в государственные булоч­ные, но и доставляли горячий хлеб, разнообраз­ные булки и выпечку непосредственно в квар­ти­ры жителей города с небольшой наценкой.

После национализации продолжительность рабочего дня бывших артельщиков сокра­ти­лась до 8 часов в соответствии с трудовым законодательством. К тому же появились абсо­лютно бесполезные для производства люди с относительно большой зарплатой в лице вновь назначенных начальников. Исчезла материальная заинтересованность в качестве продукции, и сразу вырос процент брака. В результате резко сократился объем произво­димой продукции при том же числе предприятий и rколичестве работников. И мукомоль­ные предприятия уже не могли производить прежние объемы муки при  достаточных запа­сах зерна. Единственным выходом из сложившейся ситуации было увеличение числен­ного состава работников на предприятиях пищевой промышленности. Необходи­мые для этого дополнительные финансовые средства были получены за счет повышения цен на продовольственные товары в среднем в 1.5 раза, что автоматически привело к снижению жизненного уровня населения. Цены на промышленные товары поднимались еще в большей степени, но без явных деклараций. Ну а доход бывших артельщиков упал более, чем в 2 раза. Ликвидация промкооперации неизбежно привела к сокращению ассортимента и снижению качества выпускаемой продукции в национализированных предприятиях. Намного проще выпускать один тип изделия вместо десяти, тем более, если в плановых показателях указываются абстрактные штуки или килограммы.

Предприятия промкооперации работали в условиях намного более льготных, чем сов­ре­менные малые предприятия. Кредитование артелей осуществлялось не банками, а рай­он­ными, межрайонными или отраслевыми союзами промкооперации (СПК) из с


С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
nejДата: Вторник, 26.02.2013, 14:57 | Сообщение # 15
avtr




Группа: XXI
Сообщения: 43740
Замечания: 0%
Статус: отсутствует
специаль­ных кредитных фондов с процентной ставкой не более 3% . В некоторых случаях кредит выда­вался под нулевой процент. Для получения кредита вновь образуемой артелью не требовалось ника­ко­го обеспечения – весь риск банкротства артели ложился на СПК.  Обо­ру­до­вание и матери­а­лы, необходимые для производства, артели по­­лу­­чали от СПК по госу­дар­ст­венным ценам. Заявки от СПК поступали в Госплан СССР, ко­то­рый и выделял соот­вет­ствующие фонды, в том числе и на материалы, закупаемые за валюту. Реализация про­дукции, выпускаемой артелями, также осуществля­лась через СПК. При этом цена продук­ции предприятий пром­кооперации могла превы­шать государствен­ные цены не более, чем на 10%. Для небольших артелей СПК мог за соответствующую плату брать на себя бухгалтерию, расчетно-кассовое и транспортное обслуживание... Руководящие сотрудники СПК любого уровня выбирались, как правило, из артельщиков или сотрудников СПК более низких уровней. Оплата труда этих сотрудников выполнялась так же, как и артелях. Наря­ду с обычными окладами существовал премиальный фонд, распределявшийся в соответст­вии с баллами трудового участия. Чем выше была прибыль артелей, значительная часть которой перечислялась в СПК, тем больше был премиальный фонд для сотрудников СПК. Это был весомый стимул для всемерной поддержки деятель­ности артелей и повышения их числа.

СПК активно вели жилищное строительство. Готовые индиви­ду­аль­ные дома артельщики выкупали с помощью 15-летнего кредита, полученного от СПК под 3% годовых без первоначального взноса. Многоквартирные дома являлись собствен­нос­тью СПК. Квартиры в этих домах выкупались артельщиками, так же как и в обычных жилищ­но-строительных кооперативах, но без первоначального взноса.

Промкооперация имела свою сеть санаториев и домов отдыха с бесплатными путев­ками для артельщиков. У промко­опе­ра­­ции была своя пенсионная система, не заменяющая, а дополняющая государственные пенсии. Конечно, за 50 лет я мог забыть какие-то детали, да и мой знакомый мог приукрасить действительность, рассказывая о промкооперации, "которую мы потеряли". Но в целом, я по­ла­гаю, изложенная картина недалека от истины.

А напоследок я скажу

Подавляющее большинство граждан современной России от либералов до коммунис­тов, убеждено, что население СССР всегда жило значительно хуже, чем в западных стра­нах. Никто не подозревает, что именно при Сталине и только благодаря Сталину советс­кие люди в середине прошлого века жили намного лучше в материальном и моральном пла­не, чем в любой дру­гой стране того времени и лучше, чем в современных США, не гово­ря уже о современной России. А затем пришел злой Хрущев и все испортил. И после 1960 го­да жители СССР незаметно для себя оказались совсем в другой стране и через неко­торое вре­мя забыли, как они жили раньше. Именно в этой новой стране и появились все те нега­тив­ные черты, которые считаются органически присущими социалистической системе. Именно эта псевдосоциалистическая страна, совершенно непохожая на преж­ний Со­вет­с­кий Союз, рухнула под тяжестью накопившихся проблем в 1991 году, а Горбачев лишь ускорил этот процесс, действуя в стиле Хрущева.

И я решил рассказать о том, какой замечательной страной был послевоенный сталинский Советский Союз, который я помню.



С новыми выводами - в новую жизнь!ТЕХНОЛОГИЯ ДУШИ МЫ И НАШИ ДУШИ
 
Форум Politicon Новости Украина Россия Новороссия Беларусь » ПРОШЛОЕ » События XX века » Вспомним о лысом говнюке-кукурузнике
Страница 1 из 3123»
Поиск:


E-mail: politicon1@at.ua © Владелец аккаунта, наименование, оформление, база данных, контент сайта, 2007—2015


Яндекс.Метрика Индекс цитирования

Рейтинг сайта по данным Alexa Internet
Вебвизора от Yandex.Metrika на сайте НЕТ!
54.162.184.185

гостевой вход politicon Вверх






Хостинг от uCoz
Счётчик от uCoz: